Значение числа 1613

Земский собор 1613 г. март 1613

Разосланы были грамоты по городам с приглашением прислать властей и выборных в Москву для великого дела; писали, что Москва от польских и литовских людей очищена, церкви божии в прежнюю лепоту облеклись и божие имя славится в них по-прежнему; но без государя Московскому государству стоять нельзя, печься об нем и людьми божиими промышлять некому, без государя вдосталь Московское государство разорят все: без государя государство ничем не строится и воровскими заводами на многие части разделяется и воровство многое множится, и потому бояре и воеводы приглашали, чтоб все духовные власти были к ним в Москву, и из дворян, детей боярских, гостей, торговых, посадских и уездных людей, выбрав лучших, крепких и разумных людей, по скольку человек пригоже для земского совета и государского избрания, все города прислали бы в Москву ж, и чтоб эти власти и выборные лучшие люди договорились в своих городах накрепко и взяли у всяких людей о государском избранье полные договоры. Когда съехалось довольно много властей и выборных, назначен был трехдневный пост, после которого начались соборы. Прежде всего стали рассуждать о том, выбирать ли из иностранных королевских домов или своего природного русского, и порешили «литовского и шведского короля и их детей и иных немецких вер и никоторых государств иноязычных не христианской веры греческого закона на Владимирское и Московское государство не избирать, и Маринки и сына ее на государство не хотеть, потому что польского и немецкого короля видели на себе неправду и крестное преступленье и мирное нарушенье: литовский король Московское государство разорил, а шведский король Великий Новгород взял обманом». Стали выбирать своих: тут начались козни, смуты и волнения; всякий хотел по своей мысли делать, всякий хотел своего, некоторые хотели и сами престола, подкупали и засылали; образовались стороны, но ни одна из них не брала верх. Однажды, говорит хронограф, какой-то дворянин из Галича принес на собор письменное мнение, в котором говорилось, что ближе всех по родству с прежними царями был Михаил Федорович Романов, его и надобно избрать в цари. Раздались голоса недовольных: «Кто принес такую грамоту, кто, откуда?» В то время выходит донской атаман и также подает письменное мнение: «Что это ты подал, атаман?» — спросил его князь Дмитрий Михайлович Пожарский. «О природном царе Михаиле Федоровиче», — отвечал атаман. Одинакое мнение, поданное дворянином и донским атаманом, решило дело: Михаил Федорович был провозглашен царем. Но еще не все выборные находились в Москве; знатнейших бояр не было; князь Мстиславский с товарищами тотчас после своего освобождения разъехались из Москвы: им неловко было оставаться в ней подле воевод-освободителей; теперь послали звать их в Москву для общего дела, послали также надежных людей по городам и уездам выведать мысль народа насчет нового избранника и окончательное решение отложили на две недели, от 8 до 21 февраля 1613 года.

Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М., 1962. Кн. 17. Гл. 3

СОСТАВ СОБОРА

Выборные люди съехались в Москву в январе 1613 г. Из Москвы просили города прислать для царского выбора людей «лучших, крепких и разумных». Города, между прочим, должны были подумать не только об избрании царя, но и о том, как «строить» государство и как вести дело до избрания, и об этом дать выборным «договоры», т. е.

инструкции, которыми те должны были руководствоваться. Для более полного освещения и понимания собора 1613 г. следует обратиться к разбору его состава, который может быть определен лишь по подписям на избирательной грамоте Михаила Федоровича, написанной летом 1613 г.

На ней мы видим всего 277 подписей, но участников собора, очевидно, было больше, так как не все соборные люди подписывали соборную грамоту.

Доказательством этого служит, например, следующее: за Нижний Новгород на грамоте подписались 4 человека (протопоп Савва, 1 посадский, 2 стрельца), а достоверно известно, что нижегородских выборных было 19 человек (3 попа, 13 посадских, дьякон и 2 стрельца). Если бы каждый город удовольствовался десятью человеками выборных, как определил их число кн. Дм. Мих.

Пожарский, то выборных в Москве собралось бы до 500 человек, так как на соборе участвовали представители 50 городов (северных, восточных и южных); а вместе с московскими людьми и духовенством число участников собора простиралось бы до 700 человек. Собор был действительно многолюден.

Собирался он часто в Успенском соборе, быть может, именно потому, что из других московских зданий ни одно не могло бы его вместить. Теперь является вопрос, какие классы общества были представлены на соборе и полон ли был собор по своему сословному составу.

Из 277 упомянутых подписей 57 принадлежат духовенству (частью «выборному» из городов), 136 — высшим служилым чинам (боярам — 17), 84 — городским выборным. Выше уже сказано, что этим цифровым данным далеко нельзя верить.

По ним провинциальных выборных на соборе было мало, а на деле эти выборные несомненно составляли большинство, и, хотя с точностью нельзя определить ни их количества, ни того, сколько было из них тяглых и сколько служилых людей, тем не менее можно сказать, что служилых было, кажется, более, чем посадских, но и посадских был очень большой процент, что на соборах редко бывало. И, кроме того, есть следы участия «уездных» людей (12 подписей). Это были, во-первых, крестьяне не владельческих, а черных государевых земель, представители свободных северных крестьянских общин, а во-вторых, мелкие служилые люди из южных уездов. Таким образом, представительство на соборе 1613 г, было исключительно полным.

О том, что происходило на этом соборе, мы ничего точного не знаем, потому что в актах и литературных трудах того времени остались только отрывки преданий, намеки и легенды, так что историк здесь находится как бы среди бессвязных обломков древнего здания, восстановить облик которого он не имеет сил.

Официальные документы ничего не говорят о ходе заседаний. Сохранилась, правда, избирательная грамота, но она нам мало может помочь, так как написана далеко не самостоятельно и притом не заключает в себе сведений о самом ходе избрания.

Что же касается до неофициальных документов, то они представляют собой или легенды, или скудные, темные и риторические рассказы, из которых ничего нельзя извлечь определенного.

Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории.  СПб., 2000

РОМАНОВЫ ПРИ БОРИСЕ ГОДУНОВЕ

Этот род был самый близкий к прежней династии, они были двоюродными братьями покойного царя Федора. Романовы не были расположены к Борису. Борис мог подозревать Романовых, когда ему приходилось отыскивать тайных врагов.

По известиям летописей, Борис придрался к Романовым по поводу доноса одного из их холопов, будто они посредством кореньев хотят извести царя и добыть «ведовством» (колдовством) царство.

Четырех братьев Романовых — Александра, Василия, Ивана и Михаила разослали по отдаленным местам в тяжелое заключение, а пятого Федора, который, как кажется, был умнее всех их, насильно постригли под именем Филарета в монастыре Антония Сийского. Затем сослали их свойственников и приятелей — Черкасского, Сицкого, Репниных, Карповых, Шестуновых, Пушкиных и других.

Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Первый отдел: Господство дома Св. Владимира. Глава 23. Борис Годунов

РОМАНОВЫ

Так соборное избрание Михаила было подготовлено и поддержано на соборе и в народе целым рядом вспомогательных средств: предвыборной агитацией с участием многочисленной родни Романовых, давлением казацкой силы, негласным дознанием в народе, выкриком столичной толпы на Красной площади. Но все эти избирательные приемы имели успех потому, что нашли опору в отношении общества к фамилии.

Михаила вынесла не личная или агитационная, а фамильная популярность. Он принадлежал к боярской фамилии, едва ли не самой любимой тогда в московском обществе. Романовы – недавно обособившаяся ветвь старинного боярского рода Кошкиных. Давно, еще при вел. кн.

Иване Даниловиче Калите, выехал в Москву из «Прусские земли», как гласит родословная, знатный человек, которого в Москве прозвали Андреем Ивановичем Кобылой. Он стал видным боярином при московском дворе. От пятого сына его, Федора Кошки, и пошел «Кошкин род», как он зовется в наших летописях. Кошкины блистали при московском дворе в XIV и XV вв.

Это была единственная нетитулованная боярская фамилия, которая не потонула в потоке новых титулованных слуг, нахлынувших к московскому двору с половины XV в. Среди князей Шуйских, Воротынских, Мстиславских Кошкины умели удержаться в первом ряду боярства. В начале XVI в. видное место при дворе занимал боярин Роман Юрьевич Захарьин, шедший от Кошкина внука Захария.

Он и стал родоначальником новой ветви этой фамилии – Романовых. Сын Романа Никита, родной брат царицы Анастасии, – единственный московский боярин XVI в., оставивший на себе добрую память в народе: его имя запомнила народная былина, изображая его в своих песнях о Грозном благодушным посредником между народом и сердитым царем. Из шести сыновей Никиты особенно выдавался старший, Федор.

Это был очень добрый и ласковый боярин, щеголь и очень любознательный человек. Англичанин Горсей, живший тогда в Москве, рассказывает в своих записках, что этот боярин непременно хотел выучиться по-латыни, и по его просьбе Горсей составил для него латинскую грамматику, написав в ней латинские слова русскими литерами.

Популярность Романовых, приобретенная личными их качествами, несомненно, усилилась от гонения, какому подверглись Никитичи при подозрительном Годунове; А. Палицын даже ставит это гонение в число тех грехов, за которые Бог покарал землю русскую Смутой. Вражда с царем Василием и связи с Тушином доставили Романовым покровительство и второго Лжедимитрия и популярность в казацких таборах.

Так двусмысленное поведение фамилии в смутные годы подготовило Михаилу двустороннюю поддержку, и в земстве и в казачестве. Но всего больше помогла Михаилу на соборных выборах родственная связь Романовых с прежней династией.

В продолжение Смуты русский народ столько раз неудачно выбирал новых царей, и теперь только то избрание казалось ему прочно, которое падало на лицо, хотя как-нибудь связанное с прежним царским домом. В царе Михаиле видели не соборного избранника, а племянника царя Федора, природного, наследственного царя.

Современный хронограф прямо говорит, что Михаила просили на царство «сродственного его ради соуза царских искр». Недаром Авраамий Палицын зовет Михаила «избранным от Бога прежде его рождения», а дьяк И. Тимофеев в непрерывной цепи наследственных царей ставил Михаила прямо после Федора Ивановича, игнорируя и Годунова, и Шуйского, и всех самозванцев.

И сам царь Михаил в своих грамотах обычно называл Грозного своим дедом. Трудно сказать, насколько помог избранию Михаила ходивший тогда слух, будто царь Федор, умирая, устно завещал престол своему двоюродному брату Федору, отцу Михаила. Но бояр, руководивших выборами, должно было склонять в пользу Михаила еще одно удобство, к которому они не могли быть равнодушны.

Есть известие, будто бы Ф.И. Шереметев писал в Польшу кн. Голицыну: «Миша-де Романов молод, разумом еще не дошел и нам будет поваден». Шереметев, конечно, знал, что престол не лишит Михаила способности зреть и молодость его не будет перманентна. Но другие качества обещали показать. Что племянник будет второй дядя, напоминая его умственной и физической хилостью, выйдет добрым, кротким царем, при котором не повторятся испытания, пережитые боярством в царствование Грозного и Бориса. Хотели выбрать не способнейшего, а удобнейшего. Так явился родоначальник новой династии, положивший конец Смуте.

Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций. М., 2004

Источник: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/ziemskii-sobor-1613-gh

Как выбирали царя. Земский собор 1613 года

11.03.2013 / 07:32

В начале марта этого года отмечалась 400-я годовщина воцарения династии Романовых на российском престоле. Эта династия оставалась во главе Русского царства, а затем Российской империи до 1917 года, подняв наше Отечество на новую ступень благосостояния и могущества.

Как проходили первые и последние выборы русского царя – об этом «ПН» попросил рассказать историка и политолога Павла Зелюкова.

Боярская партия не теряла надежды сохранить полноту власти в своих руках, манипулируя 16-летним неопытным (а по некоторым сведениям, и неграмотным) царем-юношей.

Выборы царя – это событие, произошедшее четыре столетия назад. Оно значимо еще и потому, что явилось одним из первых задокументированных свидетельств избрания главы России широким представительством сословий на альтернативной основе. Для самодержавного царства с почти абсолютной властью монарха это явление уникальное. Для его понимания необходимо совершить небольшой экскурс в историю.

Начало XVII века Россия встречала в состоянии глубокого социально-экономического и политического кризиса, известного в исторической литературе как Смутное время. Этот глобальный кризис осложнялся династической неопределенностью, вызванной пресечением старинной династии Рюриковичей в 1598 году.

После смерти последнего представителя этой династии – царя Федора Иоанновича, престол перешел сначала его супруге Ирине, а затем брату последней – боярину Борису Годунову. Легитимность Годунова в глазах старших и более родовитых бояр, выводивших свою родословную от легендарного Рюрика, постоянно оспаривалась.

Неудивительно, что как только Годунов испустил дух в апреле 1605 года, сразу начался новый виток династической борьбы.

Вскоре власть в стране получил самозванец Григорий Отрепьев, выдававший себя за чудесным образом спасшегося сына Ивана Грозного царевича Дмитрия.

Его правление оказалось недолгим, так как боярская партия не могла примириться с возрастающим влиянием самозванца на внутренние дела государства.

Уже через год, в мае 1606 года, в результате заговора и убийства Лжедмитрия I, новым царем становится представитель боярской партии Василий Шуйский.

Правление Шуйского было омрачено началом польского вторжения и растущими разногласиями внутри боярской партии. В итоге «горе-царь» был насильно пострижен в монахи и в сентябре 1610 года выдан полякам, после чего увезен в плен в окрестности Варшавы. Россия снова осталась без государя.

Вместо него власть оказалась в руках Семибоярщины – временного правительства из числа влиятельнейших бояр. В состав Семибоярщины вошли князья Мстиславский, Воротынский, Трубецкой, Голицын, Лыков-Оболенский и два боярина – Романов и Шереметьев.

Осознавая, что ни один из них не будет пользоваться безусловным авторитетом государя, бояре приняли решение передать престол иностранцу, а именно сыну короля Речи Посполитой Сигизмунда III – королевичу Владиславу: «…послати бити челом к великому государю к Жигимонту королю польскому и великому князю литовскому, и к сыну его к королевичу ко Владиславу Жигимонтовичу, чтоб великий государь Жигимонт король пожаловал, дал на Владимирское и Московское и на все великия государства Российского царствия сына своего Владислава королевича…» Необходимо заметить, что в это время Россия вела войну с Польшей, которая осложнялась народными восстаниями в глубине страны и самозванческими движениями. Семибоярщина подобным шагом планировала нейтрализовать польскую угрозу и совместными силами преодолеть внутреннюю смуту, сохранив при этом всю полноту власти в своих руках.

Расчетам предприимчивых бояр не суждено было сбыться. Приглашение Владислава Вазы на русский престол обернулось польской оккупацией Москвы и окрестностей.

Не все русские люди готовы были принять в качестве ставленого монарха 15-летнего юношу, притом католика.

Оппозиционные настроения подогревались действиями очередного самозванца – Лжедмитрия II, расположившегося лагерем в подмосковном Тушине еще с лета 1608 года, а затем в Калуге.

Польско-литовское засилье стало настолько ощутимым, что в начале 1611 года патриарх Гермоген вынужден был составить воззвание к городам и русским людям, в котором писал: «Вы видите, как ваше отечество расхищается, как ругаются над святыми иконами и храмами, как проливают кровь невинную… Бедствий, подобных нашим бедствиям, нигде не было, ни в каких книгах не найдёте вы подобного…» Обращение патриарха нашло горячий оклик в Рязани, Нижнем Новгороде и других городах, послужив сигналом к формированию Первого ополчения.

https://www.youtube.com/watch?v=7P7mOPKiKz8

Однако из-за разногласий между лидерами Первого ополчения Иваном Заруцким и Прокопием Ляпуновым им не удалось выполнить поставленную задачу – освободить Москву от поляков и решить вопрос о будущем русского престола.

Уже в сентябре 1611 года в Нижнем Новгороде под руководством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского собирается второе ополчение, которому в августе 1612 года удается в решающем сражении разбить польское войско под Москвой, а в октябре полностью освободить столицу от оккупантов. В этих условиях руководителем ополчения князем Пожарским и одним из членов Семибоярщины князем Андреем Трубецким принимается решение о созыве Земского собора для избрания нового царя.

Здесь стоит оговориться, что Земский собор – высшее сословно-представительское учреждение Российского царства с середины XVI до конца XVII века, собрание для обсуждения политических, экономических и административных вопросов, регулярно созывался в качестве законосовещательного органа.

Однако значение и отличие Земского собора 1613 года состоит в том, что он действовал в условиях глубокого политического и династического кризиса государства.

Впервые его задачей оказалось избрание новой династии и закрепление ее легитимности в глазах общества, в то время как ранее собор лишь утверждал полномочия монарха.

Организаторы собора были заинтересованы в максимальном представительстве на нем земель и сословий с целью придания решениям большего авторитета и легитимности.

Пожарским и Трубецким были посланы грамоты в города и земли России, где предписывалось направить выборных для участия в Земском соборе, а также указывалась норма представительства от каждого сословия: «…по нашему приговору выбрать крепких и разумных и настоятелных людей из духовново чину пяти человек, да ис посадцких и из уездных людей дватцати человек, ис стрельцов пяти человек да тех выборных людей для государьсково обиранья, дав им от собя полной достаточной приговор, как им о государьском обиранье и о великом земском деле с нами во всех вас место советовати и говорити и государьское обиранье постановити безо всякого страхованья».

В послании определялась цель и круг вопросов, подлежащих обсуждению собора. Стоит отметить, что требований к имущественному положению выборных не предъявлялось.

В данном аспекте единственным ограничением было то, что выборные должны были пользоваться доверием избирателей и получить от них наказ, в соответствии с которым принимать участие в работе собора.

Учитывая исключительное значение вопросов, которые предполагалось обсудить, устроители собора были заинтересованы в максимальном представительстве сословий, с целью придания ему легитимности и права принимать решения «от всей Земли Русской».

Поэтому в числе его участников оказались члены боярской думы, высшие церковные иерархи и священнослужители, представители дворянства, стрельцов и казачества, купеческого сословия, ремесленники, городские жители и черносошные крестьяне. Единственным сословием, не представленным на Земском соборе 1613 года, оказались крепостные крестьяне.

Уже в начале XVII века проблема «явки избирателей» занимала значительное внимание организаторов собора. Вплоть до того, что им пришлось рассылать повторные грамоты в города, укоряя воевод за нерасторопность: «…А толко вы для земсково обиранья выборных людей к Москве к Крещенью не вышлете, и нам всем мнится, что вам Московское государство и государь на Московском государстве не надобен».

В ожидании выборных начало собора было перенесено с 6 декабря 1612 года на 6 января 1613 года. Но, невзирая на трудности, указанный собор оказался самым представительным в истории, собрав, по разным оценкам, от 700 до 1500 участников.

16 января 1613 года собор приступил к работе в единственном уцелевшем в разоренной Москве здании, способном вместить всех выборных, – в Успенском соборе Московского Кремля.

Среди первых принятых решений было признание последним легитимным царем Василия Шуйского, умершего в польском плену в сентябре 1612 года. Кандидатуры для избрания на царство предлагались участниками собора путем «выкрикивания».

Затем из определившегося круга претендентов на престол общим решением были исключены: польский королевич Владислав Ваза, шведский принц Карл Филипп и «вдова лжедмитриев» Марина Мнишек вместе со своим сыном Иваном: «И мы, … многое время говорили и мыслили, чтобы литовсково и свейсково короля и их детей и иных немецких вер и никоторых государств иноязычных не християньской веры греческого закона на Владимирьское и на Московское государство не обирати и Маринки и сына ее на государство не хотети…»

Во время работы собора кандидаты соревновались не только в красноречии и перечислении собственных заслуг, но и в умении угодить выборщикам посулами и угощениями.

Например, князь Трубецкой, по воспоминаниям современников, отметился наиболее внушительными пирами: «…учрежаше столы честныя и пиры многая на казаков и в полтора месяца всех казаков, сорок тысящ, зазывая к собе на двор по вся дни, чествуя, кормя и поя честно и моля их, чтоб быти ему на Росии царем и от них бы казаков похвален же был».

Заметим, что понятие «подкупа» в то время еще не существовало. Наоборот претенденты на престол вынуждены были нести расходы на организацию пиров, осуществлять денежные раздачи собравшимся под Москвой войскам и ополченцам для демонстрации силы.

Обсуждение кандидатур проходило настолько горячо, что в определенный момент часть выборных от бояр готова была вверить судьбу престола случаю, устроив жребий. Среди претендентов к тому моменту остались Дмитрий Трубецкой, Дмитрий Пожарский, представители родов Годуновых, Шуйских, Голицыных, Мстиславских, Куракиных и Михаил Федорович Романов.

Князь Иван Михайлович Воротынский взял самоотвод и принял сторону молодого Романова. В конце концов, горожане и казаки, устав от многодневных обсуждений и бесцарствия, а что более вероятно, подкупленные сторонниками Романова, 21 февраля 1613 года ворвались в здание Успенского собора с требованием избрать на царство Михаила Романова.

Последние попытки отложить решение, ссылаясь на отсутствие самого Михаила на соборе, не возымели успеха.

Не стоит полагаться, что это была спонтанная акция. К тому моменту многие участники Земского собора уже склонились на сторону Михаила Федоровича, включая представителей именитых боярских родов: Романовых, Лыковых, Салтыковых.

Немалую роль сыграл и авторитет отца Михаила – митрополита Ростовского и будущего патриарха Филарета, в то время томившегося в польском плену.

Соглашаясь «с решением толпы», боярская партия не теряла надежду сохранить полноту власти в своих руках, манипулируя 16-летним неопытным (а по некоторым сведениям, и неграмотным) царем-юношей. Как показала история, с возвращением Филарета эти надежды были полностью разрушены.

После избрания на царство к Михаилу Романову направилась делегация в Кострому с прошением принять венец. По преданию, молодой государь, ошеломленный этим известием, наотрез отказался, но после красноречивых уговоров и принесения Соборной клятвы все же дал свое согласие и 2 мая прибыл в Москву.

Оценивая Земский собор 1613 года с точки зрения его влияния на развитие представительных институтов и выборных механизмов в Русском государстве, необходимо сформулировать следующие выводы:

– несмотря на укрепление самодержавия в XVI веке, ключевую роль в решении важнейших государственных вопросов играло собрание сословий – Земский собор;

– организаторы собора были заинтересованы в максимальном представительстве на нем земель и сословий с целью придания решениям большего авторитета и легитимности;

– выборные от сословий имели равные права независимо от своего социального и имущественного положения;

– выдвижение кандидатов было свободным и не связанным с определенными критериями, предъявляемыми к претендентам на престол;

– исключение кандидатов осуществлялось общим решением собора;

– при обсуждении кандидатур допускались все формы агитации, включая публичные выступления, подкуп, силовое давление;

– конечное решение собора носило компромиссный характер, удовлетворяющий большинство его участников.

Анализ событий, имевших место четыре столетия назад, демонстрирует глубокое природное чувство демократии, живущее в нашем народе. Попытки принятия авторитарных решений, без опоры на поддержку широких слоев населения, неизбежно вели к углублению Русской смуты. И только осознав этот факт, наше государство встало на путь выздоровления и преодоления кризиса.

Источник: http://ponedelnik.info/authority/kak-vybirali-tsarya-zemskiy-sobor-1613-goda

Земский Собор 1613 года: как избирали Михаила Романова

Юрий Анатольевич Иванов доктор исторических наук, заведующий кафедрой истории и права Ивановского государственного университета

(Шуйский филиал)

Земский Собор 1613 года: как избирали Михаила Романова

Михаил Федорович Романов (1596-1645) – первый русский царь

Историки и источники

«Смутное время», по мнению большинства дореволюционных и современных исследователей, началось с нелегитимного   избрания Земским собором 1598 года Бориса Годунова и закончилось  избирательным Земским собором 1613 года, который положил конец династическому кризису и дал начало  династии Романовых. В наших размышлениях об этом событии, которое в начале XVII века положило конец активной фазе гражданской войны в России, мы будем опираться на труды наиболее авторитетных учёных данной проблемы: академика С. Ф. Платонова «Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI–XVII вв (Опыт изучения общественного строя и сословных отношений в Смутное время)» и его ученика П. Г. Любомирова «Очерки истории Нижегородского ополчения 1611-1613 гг.». Оба труда появились в конце XIX–начале  XX вв., с тех пор неоднократно переиздавались  и считаются классическими. В советских учебниках по истории  принято было писать со ссылкой на одного из бояр, участника собора, что Михаила Романова  избрали на Соборе потому, что «Миша Романов молод, разумом ещё не дошёл и нам будет поваден». Разве можно было по этому принципу выбирать новую династию  после  тяжелейшей гражданской войны, осложнённой  иностранным военным вмешательством? Разумеется, реалии выборов в стране, оказавшейся на грани потери государственности,  были куда сложнее, чем пропагандистские клише историка-марксиста М.Н.Покровского и его последователей. Михаил Фёдорович (12.07.1596-13.07.1645) – первый царь из династии Романовых. Он сын боярина Ф.Н. Романова – будущего патриарха Филарета, двоюродного брата царя Фёдора Иоанновича, последнего из династии Рюриковичей. Михаил Романов был избран на царство 21 февраля  и принял престол 14 марта 1613 года.

Ещё в октябре 1612 г. народное ополчение Минина и Пожарского освободило Москву от поляков.

Освобождение Москвы от поляков

Перед временным правительством «Советом всея земли» встала задача восстановления государственной власти и возвращения русских земель, ещё находившихся под властью поляков и шведов.

Это восстановление  мыслилось руководителями ополчения в традиционной для того времени форме  – монархии.

Избрание нового царя возлагалось на Земский собор, грамоты о созыве которого были разосланы Мининым и Пожарским в ноябре 1612 г.

В 1899 г. С. Ф. Платонов писал о том, что «очень известен тот небольшой запас фактического материала, каким может располагать историк для избирательной деятельности собора 1613 года»¹. Главным и почти единственным источником для выяснения личного состава избирательного собора 1613 г. были рукоприкладства  на обратной стороне «утвержденной грамоты об избрании на Московского государство Михаила Фёдоровича Романова», исследованием которого впервые занялся П. Г. Любомиров². Сегодня мы располагаем тем же комплексом документальных источников, что и в конце  XIX в.

Выборная кампания

Изначально задача избрания нового царя возлагалась на Земский собор. Формально были выдвинуты три кандидатуры: польского королевича Владислава, шведского Карла Филиппа и 16-летнего Михаила Романова. «Призывные грамоты» обязывали провинциальных воевод и дьяков провести выборы на Земский собор из различных групп населения. Такие указания были получены в Нижнем Новгороде, Астрахани, Казани, городах Сибири и других городах и местностях. В этой связи, созванный Земский собор, по мнению современных исследователей, был наиболее многочисленным (свыше 800 человек) и представительным по составу (не менее из 58 городов) в сравнении с предшествующими³. В конце 1612 г. на собор в Москву съехались выборные представители разных сословий России. Разумеется, прежде всего, это были бояре, дворяне, церковнослужители. Но были представлены также посадские люди,  впервые в истории соборов – донские казаки и черносошные (лично свободные) крестьяне.  Считается, что интересы  крепостных и холопов представляли собственники земель. Заседания собора открылись в Москве в первой половине января 1613 г., несмотря на то, что к этому  времени  не успели съехаться все участники, особенно из северных и заволжских уездов.  Вопрос об избрании царя решался в обстановке острой избирательной борьбы: среди участников собора были сторонники русского, польского и шведского выбора, в том числе и те, кто сотрудничал с интервентами и самозванцами. Претенденты, как и во время избрания Бориса Годунова в 1598 г.  вновь обращались за поддержкой к московским служилым и тяглым людям, изучали общественное мнение в провинции, вели переговоры с соперниками, апеллировали к различным примерам из истории. Избирательная борьба и выборная агитация свидетельствует о росте политического самосознания в Русском государстве.  С точки зрения ментальности того времени важно, что прежде,  чем приступить к избранию нового царя, был назначен строгий трёхдневный пост и моления. Члены собора решили не избирать на русский трон иноземного правителя. Это мало упрощало ситуацию. Только российских претендентов было около 10 человек, в том числе представители старых княжеских фамилий, связанных с Рюриковичами и Гедеминовичами: Ф. И. Мстиславский и В. В. Голицын.  Называли также и руководителя народного ополчения князя Д. М. Пожарского и князя Д. М. Трубецкого, тесно связанного с казаками. 

В такой ситуации переговоры могли зайти в тупик. Именно тогда и возникла во многом компромиссная  кандидатура М. Ф. Романова, который хотя и косвенно (как внучатый племянник  Анастасии Романовой, первой жены Ивана Грозного)  был связан с династией Рюриковичей.

Несомненно, что, согласно всем источникам, большую роль в избрании Михаила Романова сыграли участвующие в соборе донские казаки. Именно их представитель и выкрикнул Михаила Романова. С казаками после Смуты было принято считаться.

Позднейшие льготы донскому казачеству от династии Романовых связаны, в том числе, и с этим событием.  

Смута научила русских людей быть осторожными. Не случайно, решив выбор Михаила Романова, собор отложил оглашение избрания на две недели, до 21 февраля. Только после этого в Кострому  Ипатьевский монастырь, где  вместе с матерью инокиней Марфой жил Михаил,  было направлено посольство во главе с рязанским архиепископом Феодоритом, келарем Троице-Сергиева  монастыря Авраамием Палицыным и боярином Шереметевым.

Они от лица всей русской земли просили Михаила на царство.

Земский собор обратился к избраннику с такими словами: «Всяких чинов всякие люди бьют челом тебе, великому государю, умилиться над остатком рода христианского, многорасхищенное православное христианство Российского царства от растления сыроядцев, от польских и литовских людей, собрать воединство, принять под свою государеву паству, под крепкую высокую свою десницу, всенародного слезного   рыданяи не призреть, по изволению Божию и по избранию всех чинов людей на Владимирском и на Московском государстве и на всех великих государствах Российского царствования государем царем и великим князем всея Руси быть и пожаловать тебе, великому государю, ехать на свой царский престол в Москву и подать бы нам благородием своим избаву от всех находящих на нас бед и скорбей, а как ты. государь, на своем царском престоле будешь на Москве, то, послыша про твой царский приход, литовские люди и все твои государства недруги будут в страхе, а Московского государства всякие люди обрадуются».4  

Историческое значение выборов царя С избранием Михаила Романова династический кризис закончился. Преодоление Смуты, легитимность царя обусловили подъём экономики, рост числа городов (к концу века — 300), стремительное продвижение русских людей к Тихому океану. Усиливалась специализация сельского хозяйства, складывалось мелкотоварное производство, расширился обмен товарами между отдельными районами страны, постепенно создавалась единая экономическая система. Выборы царя и земские соборы способствовали повышению роли сословий в управлении государственными делами. Их деятельность мотивировала  рост общественного самосознания, оформила и укрепила систему государственного управления в центре и на местах, подготовила условия для перерастания сословно-представительной монархии в абсолютистскую. На соборных совещаниях 1645 и 1682 гг. выборы сменились процедурой утверждения законного наследника на престоле. И больше никто не будет думать, что царя можно избрать. К середине XVII века сословно-представительная монархия будет переживать кризис, соборы утратят свое значение. Вместо них станут проходить совещания правительства с представителями отдельных сословий при царе, всё чаще принцип выборности заменялся принципом должностного делегирования. Впереди был «бунташный» XVII век, «соляной» и «медный» бунты, глубочайший раскол русского православия, движение Степана Разина и великий перелом Петровского времени, которому предшествовал стрелецкий бунт, когда царём «выкрикнули» сразу двоих сыновей Алексея Михайловича, внуков Михаила Романова: Петра и Ивана. 

1 Платонов С.Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI–XVII вв (Опыт изучения общественного строя и сословных отношений в Смутное время). М., 1937. С.426. 
2 Любомиров П.Г.

«Очерки истории Нижегородского ополчения 1611-1613 гг.». М., 1939. С.242-270. 
3 Отечественная история: энциклопедия в 5 Т.: Т.2. М., 1996. С.262. 
4 Цит. по: Дом Романовых: Биографический справочник. Ч. I. / Сост. П.Х.

Гребельский и А.Б. Мирвис. Л., 1990. С. 13.  

Источник: http://www.rcoit.ru/elect_history/ancient_russia/16645/

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть