Выбери свой путь очищения семья или монашество

Два пути спасения (монастырь или семья?) | Религия и вера

Кто-то из отцов сказал, что если у юноши никогда не возникало мысли уйти в монастырь, то в его духовной жизни что-то не в порядке. В определённый момент любого молодого христианина посещают мысли о выборе жизненного пути.

И даже если ты уже определил, что твоё призвание — создать семью и монастырь не для тебя, случается, что дни и годы проходят в ожидании единственной, но ничего не меняется… И ты в растерянности думаешь, не ошибся ли в своих ожиданиях, сомневаясь, боясь «не узнать» свою настоящую любовь, перепутать её с каким-то мимолётным увлечением…

О своих сомнениях корреспондент журнала «Отрок» поговорил с двумя батюшками — протоиереем Константином Курбановым и архимандритом Ионой (Черепановым).

— Отец Константин, есть ли «критический» возраст, когда человек должен окончательно определиться с выбором жизненного пути — жениться ему или уйти в монастырь? Или определяться можно всю жизнь?

— В юности каждый человек пытается осмыслить жизнь, понять, какова она. Началом христианского осмысления жизни является понимание того, что жизнь — непрестанный подвиг. Что бы ты ни выбрал, монашество или брак, важно понимание, что это жизненный подвиг, через который ты служишь Богу, от начала и до конца. Лишь осознав это, стоит рассуждать о выборе жизненного пути.

Монашество — путь избранных. Если в юном возрасте человек задумывается о монашеском подвиге, то, конечно, он имеет к этому особое расположение. Порядок монашеской жизни обязательно предполагает искус, когда духовник следит за полезностью аскетической жизни для юноши.

Все знают, как трагично заканчивается жизнь тех людей, которые идут в монастырь, руководствуясь каким-то романтическим порывом, и затем не выдерживают видимой жёсткости тех абсолютных требований, которые предъявляются к монашеской жизни. Первые христиане были очень преданы Богу, но впоследствии, когда Церковь стала принимать в себя всё больше и больше людей, такого строгого отношения к жизни уже не было.

Церковь стала Церковью людей, стремящихся к святости, а не Церковью святых, как по праву говорили о себе христиане первых веков.

Господь так устроил, чтобы монастыри стали светочами совершенного образа жизни и были ориентирами для людей, ещё только становящихся на путь святости.

От понимания великого значения монашества во многих любящих Бога сердцах возгорается желание служить Христу, но на самом деле очень немногие действительно духовно предрасположены к тому, чтобы стать на этот совершенный путь.

Обычно духовник не отвергает человека, стремящегося к монашеству, но испытывает, действительно ли от Бога его стремление и готов ли он к этому пути — или, побыв некоторое время на воспитании в монастыре, юноша уйдёт и исполнит свой христианский долг другим образом. А другой образ — это семейная жизнь.

— А когда ты имеешь право выбрать этот путь?

— Тут дело не в возрасте. Я уже говорил, что главное — осознавать серьёзность христианской жизни, понимать, что в ней не может быть компромиссов и предательства. Неправильный пример мира показывает нам легкомысленное отношение к браку, когда люди, устремляясь за своими эмоциями, не хотят нести никакой ответственности.

Для того чтобы строить семью, христианин должен иметь опыт победы над своими страстями. Когда человек умеет владеть собой, тогда можно подумать и о создании семьи. Сейчас очень трудно определить возраст душевной зрелости.

Есть довольно осмысленные браки, заключённые в возрасте 18 лет, но с другой стороны, есть люди, к 25 годам остающиеся полностью инфантильными, абсолютно не готовыми к брачной жизни. О зрелости свидетельствуют поступки человека, его готовность нести ответственность, выполнять свои обещания, как бы это ни было тяжело.

Если такой опыт есть, то, конечно же, этот человек способен к развитию такой сложнейшей структуры, как семья.

Многим юношам приходит время жениться, и они не имеют сил удерживать свои эмоции.

Разочаровавшись в браке, люди ищут причину разрушения отношений в «несходстве характеров», но на самом деле происходит разочарование не в конкретном человеке, а в отношении к делу, за которое ты взялся.

Можно ли браться за строительство семьи, когда ты не знаешь законов брака, которые направлены на бережное хранение взаимной любви?

Жизнь человека, вступившего на этот путь подвижничества, в корне меняется. Столько нужно проявить терпения, мудрости! И это невозможно сделать вне Церкви, без совета и помощи духовника. Понятно, что сам человек о себе окончательного вывода сделать не может. Если это православная семья, необходимо также посоветоваться с родителями — не только духовный отец всему мерило.

— Как отличить любовь от влюблённости?

— Абсолютное большинство христиан, как юношей, так и девушек, могут составить достойную пару, если они имеют тёплое отношение друг к другу. Тот, кто считает, что люди могут стать супругами, если они «влюблены» друг в друга, — заблуждается, т.к. слово «влюблённость» выдумано людьми, которые по-настоящему не желают стяжать любовь.

То, что называют влюблённостью, может быть лишь началом отношений, но без продолжения в настоящей жертвенной любви она останется бесплодной и будет только самообманом.

Вернее будет сказать, что влюблённость может присутствовать в отношениях, но настоящее чувство приобретается подвигом, самоотречением и жертвенностью. Кроме того, бывает, что «влюблённостью» оказывается просто страстное влечение, плоды которого для христианина разрушительны.

Для христиан важно в строительстве семьи хранить теплоту отношений, о которых мы говорили, развивать, стяжатьлюбовь, по слову Апостола.

Люди, которые идут друг ко другу, по-христиански возрастают в любви; даже внешняя красота раскрывается в супругах, когда они живут подлинной христианской жизнью, когда начинают всё любить друг в друге. И это, конечно, происходит только постепенно.

— Стоит ли искать себе избранницу исключительно в православной среде? А вдруг юноша полюбил не христианку?

— Такие случаи бывают… Но вот что важно понимать: любовь, которая «нечаянно нагрянет», — это, безусловно, выдумка мира.

 Ты позволил себе полюбить нехристианскую девушку? Знаешь ли, на что идёшь? Чаще всего бывает так: когда девушка общается с юношей-христианином, сначала она исполняет то, чего он ждёт от неё, а после замужества возвращается к своему обычному образу жизни.

Священное Писание повелевает нам выбирать спутника жизни из своей среды, и это очень мудро. Молодой человек должен осознавать, что семья — это не ложе романтической любви.

Прежде всего семья — это строительство тех взаимоотношений, которые станут основанием, кораблём, на котором мы пройдём весь ужас испытаний, отпущенных каждому христианину в его жизни. Супруги — это взаимные помощники. Будет ли твоя избранница помощницей в испытаниях тяжелейших, будет ли она вместе с тобой идти в правильном направлении?

— Что значит идти в правильном направлении?

— Рассмотрим, к примеру, кто более прав: мать, имеющая доброе сердце, всё прощающая своим детям и позволяющая им жить гнусной жизнью, или «строгая» мать, которая помнит, что жизнь на земле — это всего лишь преддверие истинной, вечной жизни, и которая ни за что не даст своему сыну умереть для будущей жизни грехами настоящей?

Как важно выбрать по-настоящему добрую мать своим детям и истинную помощницу, подругу и спутницу себе! Тогда, случись человеку заблудиться в бурном море духовной жизни, жена окажется ему компасом — если он правильно сделал выбор в своё время. Вот о чём должен думать христианин, когда он выбирает себе спутницу.

И ещё один важный момент: христианину очень важно советоваться с духовным отцом по поводу своей избранницы. Люди бывают несходны характерами, устремлениями, иногда они очень нетрезво, мечтательно настроены.

Удобнее всего заметить это со стороны, и как хорошо, если сделает это человек духовно опытный! Я, будучи духовником, не имею права приказывать, настойчиво учить их от лица Церкви — они, в конце концов, имеют свободу и право выбора.

Но когда я вижу подобные ошибки, могу молиться о них, стараюсь помочь, воцерковить, направить их, чтобы они созидали свою семью на началах христианской морали.

— А может ли человек остаться один?

— Это бывает очень редко, и это непростые случаи. В юном возрасте нужно ориентироваться на жизнь в браке или в монашеском постриге. Но если человек не решился ни на один из этих подвигов, то пусть он живёт чисто, по-христиански, исполняя свой долг православного человека. Жизнь человека мистична, и если Богу угодно, Он всё укажет в своё время.

На вопросы, касающиеся выбора монашеского пути, отвечает главный редактор «Отрок.ua», наместник Киевского Свято-Троицкого Ионинского монастыря архимандрит Иона (Черепанов).

— Отец Иона, что же всё-таки движет людьми, когда они принимают монашество? Для чего человек оставляет привычный образ жизни и живёт по совершенно другим законам, совершенно другим правилам, в отличие от большинства людей вокруг?

— Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что есть три причины, по которым стоит идти в монастырь. Это может быть желание достичь Царства Небесного, когда человек, подобно евангельскому собирателю жемчужин, поймёт, что ничего более ценного нет и за Царство Небесное он согласен отдать всё.

Это может быть яркое, жгучее осознание своей греховности и желание в покаянии оплакивать перед Богом свои грехи. Это может быть любовь к Богу, готовность отдать Ему всю свою жизнь, пойти за Ним куда бы то ни было. Другой древний отец говорил: кто не осознает, что в мире существует только он и Бог, не может быть монахом.

То есть монашество в своей предельной глубине — это жизнь один на один с Богом, когда все остальные люди, все события мира стали несущественными, растаяли за горизонтом.

Фото Анны Ольшанской

Конечно, некоторые принимают монашество по другим причинам: кто-то прельщается тем уважением, которым окружены монахи, кто-то ищет душевного комфорта, кто-то бежит от проблем, кто-то в неофитском рвении стремится «стать святым по максимуму», кто-то считает себя духовно развитым и одарённым и поэтому достойным никак не меньшего, чем монашество. Все эти и подобные им причины не способны долго подпитывать монашеский подвиг. Человек, который по таким причинам принял монашество, либо столкнётся с непреодолимым кризисом своего отношения к монашеству, либо монахом станет только внешне. Впрочем, тот же преподобный Иоанн говорит, что знал таких монахов, которые оставили мир из нечистых соображений, но позже изменили своё отношение к монашеству на правильное. Милостивый же Господь ожидает, каким будет конец их монашеского подвига.

— Многие мирские люди считают, что в монастырь уходят от несчастной любви или житейских невзгод. Так ли это?

— Не стоит уходить в монастырь от несчастной любви. Сделав один красивый жест, хлопнув на прощанье дверью, придётся остаться за дверью на всю оставшуюся жизнь один на один с самим собой.

Не имея той любви к Богу, которая в монашеском уединении видит не тоску и не одиночество, а пребывание с Богом, человек не станет настоящим монахом. Не стоит убегать в монастырь от житейских невзгод.

Без подвига, без несения скорбей невозможно спастись ни мирянину, ни монаху. Если кто-то надеется в монастыре не иметь скорбей, он ошибается.

— А всё-таки бывают такие случаи?

— Бывает, Господь через различные обстоятельства открывает Свою волю, ведёт человека к монашеству.

Но только если человек через несчастья и скорби поймёт, что всё, что ему нужно в жизни, — это Бог, только тогда есть смысл идти в монастырь.

Но если несчастная любовь толкает человека к монашеству как к некоему красивому виртуальному самоубийству, театральному жесту, то не будет из такого человека настоящего монаха.

— Почти каждый молодой человек мечтает о монашестве, узнав о величии и красоте этого служения, но мало кто в результате действительно посвящает этому свою жизнь. Как понять, под силу ли тебе монашеский подвиг?

— Не нужно понимать, под силу или не под силу. Своими силами — не под силу. Нужно понять, призывает или не призывает Господь к монашеству.

Можно встречно спросить: а как понять, что именно эта девушка и есть та, с которой нужно связать всю свою жизнь? Это тайна внутренней жизни человека. Каждого Господь призывает по-своему.

Главное быть честным перед судом своей совести, прислушиваться к обстоятельствам жизни, к словам духовника, молиться Богу, чтобы Он открыл Свою волю. И Господь не оставит без ответа ни одного из тех, кто искренне к Нему обращается.

Источник: http://maxpark.com/community/43/content/550674

Брак или монастырь – только два пути для христианина?

В церковной среде распространено мнение, что православному человеку дано только два пути для спасения – брак или монастырь.

Но сегодня всё больше людей по ряду обстоятельств оказываются одинокими в миру, при этом часто осуждаются за такой образ жизни как эгоисты.

Оправданно ли такое отношение, и есть ли средний путь для христианина, размышляет протоиерей Максим Первозванский, главный редактор журнала «Наследник».

Протоиерей Максим Первозванский. radiovera.ru

Нужно понимать, что жизнь идет своим чередом – сегодня она одна, завтра чуть другая, послезавтра третья. И в этом течении жизни нужно знать, во-первых, расположение своего сердца, понимать, к чему оно лежит, к чему, проще говоря, меня по-настоящему влечет. Причем здесь важно отделить временное увлечение от серьезного и постоянного прилежания сердечного.

Например, если я чувствовал всегда призвание к монашеской жизни, а тут вдруг влюбился, что это значит, что мне нужно жениться? Вовсе нет, это значит, что мне нужно подождать, когда ослабнет эта влюбленность, и понять, а действительно ли я хочу строить семейную жизнь, иметь детей и так далее.

Или я всегда хотел иметь семью и чувствовал, что это мое, а потом вдруг встретил старца, или съездил в паломническую поездку и увлекся монашеской темой.

Значит ли это, что мне теперь нужно идти в монахи? Нет. То есть нужно отделить свой базовый сердечный тренд от каких-то, может, и сильных, мощных, но временных эмоциональных скачков настроения.

Это сделать не всегда просто, но нужно, чтобы не совершить ошибку.

А во-вторых, нужно стараться понять, чего от нас ждет Господь, к чему Он нас призывает. Все мы хотим жить, но Господь может призвать нас умереть. Так и тут – мы можем хотеть одного, но Господь явным образом призывает нас к другому. Конечно, легко сформулировать желание – хорошо бы нам знать волю Божью. Но очень сложно это желание распознать.

Иногда бывают какие-то знаки (хотя я не призываю их искать и разводить мистику), когда Господь через встречи, события, даже явные чудеса или чьи-то слова указывает нам Свою волю.

А иногда мы познаем волю Божью как раз через общее устроение своего сердца.

Как сказано: «Даст ти Господь по сердцу твоему и весь совет твой исполнит» – если ты хочешь семью, то Господь чаще всего эту семью тебе даст.

Хочу замуж, да не за кого?

Чем старше я становлюсь, тем больше убеждаюсь в том, что те люди, которые жалуются, что так хотели жениться, выйти замуж, а Господь не дает, на самом деле не хотели этого по-настоящему, или хотели не так. То есть слова говорятся одни, а в сердце другое. Мы же определенным образом себя ведем, ставим, подаем, когда хотим жениться или замуж.

Поэтому, когда человек «уневестился», как правило, у него не возникает проблем, чтобы найти человека и создать семью. Но часто люди, которые говорят «Хочу замуж» на самом деле, в реальной жизни озабочены чем-то другим. Это может быть учеба, карьера, какие-то семейные неурядицы и т. п.

– масса вещей, которые поглощают глубинный интерес и человеческую энергию.

Или человек встает в такую позу: «Да, я хочу замуж, но не за кого же!» И попробуй объясни. Это тоже внутренняя позиция, некая готовность заранее отвергнуть любое предложение – или конь недостаточно белый, или принц недостаточно стройный, или доспехи не так начищены. Как известно – у кого есть желание, тот ищет возможность, у кого желания нет, тот ищет повод.

То же самое касается и монашества. Можно сколько угодно размышлять, что сейчас и монастырей нормальных нет, и духовники перевелись, и неизвестно, как спасаться. А на самом деле есть и духовники, и монастыри, и идеи, как спасаться.

Но после грехопадения мы все в духовном смысле инвалиды. У нас спутаны мысли, чувства, нет четкости желаний, постоянства устремлений и так далее. Мы не можем ни в себе разобраться, ни в мире, остается только предъявлять претензии.

Конечно, неправильно, и ни в коем случае не нужно жениться, если ты этого не хочешь, если нет любви, если нет желания создать семью, родить детей, делать счастливой свою вторую половину, пытаться как-то строить свой дом, обрастать хозяйством, воспитывать, учить и так далее.

Конечно, не нужно идти в монастырь, если ты не хочешь быть монахом, если сердце твое не горит к службе, к послушанию, к молитве. Человеку очень трудно бывает разобраться в себе и в воле Божьей.

И если у него не получается этого сделать – он и не женился, и не пошел в монастырь, то часто он вообще не знает, чего он хочет в этой жизни.

pravoslavie.ru

Апостол Павел: «Выдающий замуж свою девицу поступает хорошо; а не выдающий поступает лучше»

Семья – это действительно серьезное и сложное испытание для христианина. Это очень хорошо понимают люди, которые недавно женились или вышли замуж.

Раньше ты часто ходил на службу, стоял, молился, а теперь у тебя ребенок на руках, капризничает, плачет, и ты вынужден вместо того, чтобы стоять на службе, толкаться с ребенком в предбаннике, или приходить только к «Отче наш».

Или раньше ты читал акафисты и каноны, имел возможность спокойно, не раздражаясь, делать какие-то дела по хозяйству, а теперь только на бегу что-то можешь прочитать, и всё время ругаешься от усталости.

Семейная жизнь – она не столько благостна и не столь православно-велелепно организована, как думают молодые люди. И в ней очень много вещей, которые препятствуют духовной жизни.

Действительно, такой интенсивности посещения храма, индивидуальной молитвы, достижения внутреннего духовного спокойствия, внутреннего устроения очень сложно добиться.

Семейная жизнь – это суета, суматоха, нервы, особенно если люди пытаются жить по-православному, рожать детей.

Я часто общаюсь с православными семейными людьми, которые говорят: «Да у нас практически никакой духовности в семье, времени поговорить с детьми о Боге или нормально помолиться нет.

То уроки, то готовка, три работы у отца, которого мы не видим, то еще что-то, мы все какие-то задерганные». Да, конечно, организовать духовную жизнь в семье сложно.

Но всё это оправдывается и окупается только одним, тем, о чем мы до этого говорили – жизнью не для себя. Семейная жизнь убивает эгоизм.

Конечно, монастырский путь более прямой, потому что там и эгоизм убивается послушанием, и есть всё для духовного роста – ежедневное богослужение, келейная молитва, духовник. И искушения, которые подстерегают монаха, уже чисто духовные.

Но только человек с серьезным внутренним расположением к монашеской жизни сможет их потянуть. У человека должно быть не временное увлечение монашеством, а именно предрасположенность, любовь к уединению, молитве, Богу, Которому ты хочешь посвятить всю свою жизнь.

И тогда, безусловно – это более прямой путь.

my-life.ua

Чем опасен «средний путь»?

У нас часто принято упрекать людей, которые и в монастыре не оказались, и семью не завели, в эгоизме. Связано это как раз с тем, что и монашеский путь, и путь семьи вынуждает человека жить не для себя.

У человека, находящегося или в монастыре, или в семье, в большинстве случаев просто не получается жить для себя, это подразумевает сам уклад монашеской или семейной жизни. И это как раз является основой православной аскезы: «Отвергнись себя, возьми крест свой и следуй за Мной».

А в современной жизни, когда человек живет один, у него есть возможность жить для себя.

Раньше так не было. Еще 100 лет назад жить одному было гораздо сложнее, чем в семье. Не случайно «супруги», по прямому значению слова – пара волов. То есть тащить плуг жизни одному было гораздо тяжелее, чем вдвоем.

И человек в здравом уме и трезвой памяти не мог выбрать для себя одинокой жизни. А сейчас это возможно. Если у человека есть жилье, хорошая работа, можно, придя домой, не думать об уроках с детьми, ужине на всю семью или, если речь о монастыре, бежать на послушание.

Человек не обязан делать то, что не хочет: захотел – лег спать, захотел – почитал книжку, захотел – включил телевизор, захотел – помолился, захотел – поехал в паломническую поездку, захотел – пошел на службу и так далее.

Ты можешь хотеть малого, но ты это можешь исполнить. И это, в общем, не хорошо с точки зрения спасения души.

А когда говорят о том, что надо в любом случае или выходить замуж, жениться, или идти в монастырь, то подразумевается, что это два магистральных спасительных пути для человека. А путь одинокой жизни – сложнее, потому что гораздо больше соблазнов и возможностей жить для себя.

И в этой ситуации, если человек не выбрал для себя ни семью, ни монастырь, ему надо прикладывать специальные усилия, чтобы жить не для себя – заниматься благотворительностью, социальной деятельностью, состоять в молодежном объединении при храме и т. п.

И тогда нельзя будет сказать, что такая жизнь менее спасительна, чем жизнь в браке или монастыре.

Но сложностей больше. В молодости, когда много сил, ты ездишь в детские дома, дома престарелых и так далее, потом в какой-то момент тебе станет просто лень. И смотришь, человеку уже 40-50 лет, а ему ничего не надо, устал от жизни.

В семейной жизни или монастыре – хочешь не хочешь, надо что-то делать. Например, хочешь спать, а у ребенка болит живот – хочешь не хочешь, встаешь, идешь за лекарствами, начинаешь его утешать, баюкать и так далее.

Или если ты монах, то утром, хочешь не хочешь, идешь с утра на службу, потом на послушание.

Когда же ты один, это сложно реализовать – даже дела милосердия ты делаешь, когда хочешь. Поэтому очень важно создать себе такую ситуацию, когда ты будешь вынужден делать то, что не хочется.

Есть замечательная история. Однажды еще молодой Лао-Цзы шел по одной из дорог Китая и встретил старика, который выкопал яму рядом со своим полем. На дне ямы выступила вода, к воде вниз вели ступеньки, старик зачерпывал бурдюками воду, поднимался наверх и носил эту воду себе на огород.

Лао-Цзы посмотрел на него и сказал: «Отец, давай я тебе подскажу: здесь ставишь две палки, здесь еще одну, привязываешь на веревку бурдюк, и не надо будет спускаться».

А тот посмотрел на него и сказал: «Юноша, неужели ты думаешь, что я не знаю, как устроен колодец-журавль? Но человек, использующий механизмы, сам становится как механизм и теряет уверенность в побуждениях собственного духа».

Страшная беда современного общества, особенно городского – отчуждение от жизни, от ее смысла.

Конечно, журавль – это детский лепет по сравнению с теми вещами, которые мы привыкли использовать – нажал кнопку, чайник вскипятил воду, машинка постирала, посудомойка помыла и так далее.

Мы не понимаем, как растут овощи, животные, мы живем в бетонных клетках, не понимая и не зная, как устроена живая жизнь. И именно в силу этого страшного отчуждения одному человеку необыкновенно сложно создать для себя духовную жизнь.

Приходишь домой, а делать нечего, а тут современные искушения социальных сетей, телевизора и так далее. Именно поэтому предпочтительней, если есть сердечное прилежание, реализовать или семейную жизнь, или идти в монастырь.

addoctor.co.uk

И не в монастыре, и не в семье, как же спасаться?

Любое изменение жизни требует изменения жизни, простите за тавтологию. А человек не готов поменять свою жизнь. Понятно, что если ты 90-летняя старушка с тремя инвалидностями и живешь в ветхом жилье, то это одно, а если здоровый мужчина или молодая женщина, и при этом не можешь никак себя сдвинуть в места, это уже не вызывает сочувствия.

Если из города в деревню переехать, много плюсов – свежий воздух, фермерские продукты, рыбалка, но что-то и потеряешь, какие-то удобства – печку топить придется, лопатой снег от крыльца отбрасывать.

Как говорил кот Матроскин, «чтобы продать что-нибудь ненужное, нужно купить что-нибудь ненужное». Всегда обязательна утрата, а к этому люди не готовы. Именно поэтому многие не женятся и не выходят замуж. И чем старше человек становится, тем сложнее ему это сделать – он уже может адекватно оценить потери и риски.

Желания нет, внутреннего, человек может его декларировать, но на самом деле его нет. Может быть, сил нет, я не обвиняю, потому что мы все духовные инвалиды, но рецептов очень много: можно присоединиться к какой-то общине; можно продать квартиру в Москве и купить добротный дом у монастыря; можно, как один мой знакомый, отправиться в путешествие автостопом, посмотреть, как живут люди.

Даже если человеку за 50, он всю жизнь ухаживал за больным родственником, например, и с семьей не сложилось, он всё равно может создать семью. Как? Например, пойти в ближайший детский дом и для начала предложить свою помощь.

Понятно, что мы свои силы не знаем, не нужно говорить об усыновлении, но можно позаниматься с ребенком, а потом, если что-то сложится, взять над ним патронаж. И так создается семья, то, что помогает человеку жить и спасаться.

Поэтому, если человек готов, у него есть миллион возможностей, а под лежачий камень вода не течет. Но, как говорил преподобный Серафим Саровский, спасающихся мало, потому что решимости мало. Это касается и монашеской, и семейной жизни.

Записала Мария Строганова

Словарь Правмира – Монастырь, монашество

Источник: http://www.pravmir.ru/brak-ili-monastyir-tolko-dva-puti-dlya-hristianina/

Архим. Софиан (Богиу). Об умной молитве, йоге, богатстве и браке / Православие.Ru

Архимандрит Софиан (Богиу; 1912–2002), 100 лет со дня рождения которого исполняется в этом году, был одним из самых почитаемых румынских духовников.

Знаменитый иконописец, он писал Божественные образа не только на холсте, но и восстанавливал, возрождал образ Божий в душах людей, покрытых мраком суеты и задетых червем греха.

Предлагаем читателям ответы архимандрита Софиана на вопросы молодежной студенческой аудитории, касающиеся молитвы и молитвенного делания.

Брак — это нормальный путь жизни, всеобщее призвание человечества. Семья была учреждена еще при основании человеческого общества, и является родником жизни. Монашество — это евангельский совет, к монашеству приходит тот, кто призван. У монаха одна миссия, а у семьи — другая.

Жизнь семьи с ее повседневными проблемами зачастую обращена только вниз или по горизонтали, у нее нет времени на то, чтобы взглянуть еще и наверх.

Долг монаха и священника — просвещать ум и устремления людей, говоря им что впереди, по ту сторону этой земной жизни, имеется еще один остаток жизни, причем нескончаемый.

***

— Батюшка, что вы скажете о тех, кто практикует умную молитву, но придерживается иных учений, чуждых Православию? Например, занимается йогой или парапсихологией.

— Думаю, Бог не внимает их молитвам. Эти практики являются процедурами чуждыми нашему народу, нашему менталитету, они возникли не во Христе и не ради Христа. Это какое-то лицемерие на молитве, какое-то прельщение. Всё смешивают, чтобы это казалось нам истиной: йогу, например, с молитвой Иисусовой. Однако между небом и землей — огромная разница!

Есть такие ведьмы и колдуны, которые держат у себя иконы. И, глядя на икону, произносят какие-то слова, какие-то гадания. Это обман верующих, которые ходят за советом к таким людям. Дух Божий не может мириться с подобной ложью, с подобным лицемерием. По делам их познаете их[1].

Если хорошенько и внимательней посмотреть на жизнь таких людей, смешивающих Иисусову молитву с йогой, то мы увидим, что они, как правило, сбились с пути истинного, их жизнь иная. Именно в йоге случаются очень спорные вещи. Там много неприличного бывает.

Тот, кто практикует йогу, знает, о чем я говорю.

— Может ли вступление в брак послужить препятствием на пути сердечной молитвы?

— Может послужить препятствием. Но я знаю семейных людей, которые очень эффективно молятся этой молитвой. То есть, даже если ты женат, даже если у тебя есть семья, все-таки можно молиться, хотя и с трудом.

— Прокомментируйте, пожалуйста, библейский стих: где сокровище ваше, там будет и сердце ваше[2].

— Думаю, тут не нужно сложных комментариев, действительно, то, что больше всего привлекает нас,то и занимает наше внимание.

Под сокровищем в первую очередь имеется в виду копейка или доллар. Есть такие люди, которые заняты только тем, чтобы обогатиться. В настоящее время люди делятся на три категории: бедные, средние и очень богатые.

Думаю, сердце очень богатых частенько находится там, где деньги: как их раздобыть, как приумножить, чтобы все больше возрастал доход, росло это сокровище.

И во время молитвы, во время чтения Священного Писания, «Добротолюбия» и других священных и благословенных текстов их внимание делится между этим сокровищем, способами его увеличения и тем о чем говорится в книге, которую они читают.

Ум, как правило, чаще уносится туда, где материальное сокровище, чем туда, где сокровище духовное (то, что читается для души и для своего спасения). Поэтому и сказано: где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. С этим, я думаю, может согласиться каждый по собственному опыту.

Святой Антоний, например, освободился, полностью отрешился от земного имущества: после смерти родителей раздал имущество нищим, а сам — может даже без котомки в руках — ушел в пустыню.

Был у него один горожанин, который приносил ему время от времени немного сухарей и воды, а от всего прочего имущества — а ведь семья его родителей была богатой — он избавился. И поэтому ему уже незачем было думать об этом имуществе, этом сокровище, — его попросту больше не было. Сокровище было отдано в руки нищих Царствия Божия ради.

Поэтому там, где было сокровище его, — то есть у Бога, ибо он отдал всё, — там было и сердце его. И так поступали все святые, отказавшись от имущества.

— Как понять: какой путь надо для себя выбрать — брак или монашество?

— Брак — это нормальный путь жизни. С самого основания мира люди существовали в паре. Мы знаем первую пару — это наши прародители, Адам и Ева. Им была дана от Бога такая заповедь: плодиться и размножаться[3].

Итак, семья была учреждена ранее всего, еще при основании человеческого общества, и является родником жизни. Благодаря этой форме жизни — браку — человек становится творцом, мужчина и женщина умножают род человеческий.

Этот образ жизни есть всеобщее призвание человечества.

Монашество — это евангельский совет[4], и те, у кого есть призвание, те приходят к монашеству. Тот, кто призван, кто побуждается из глубины своего существа, тот приходит к монашеству. Между тем и другим образом жизни имеется большое различие. У монаха одна миссия, а у семьи — другая.

Жизнь семьи с ее заботами, с ее повседневными проблемами зачастую обращена только вниз или по горизонтали, у нее нет времени на то, чтобы взглянуть еще и наверх.

Монастырский послушник, который приходит в монастырь, (особенно специально для этой цели — связи с Богом) такой может вмешаться, чтобы привлечь внимание, просветить ум и устремления людей, говоря им, что впереди — по ту сторону этой земной жизни — имеется еще один остаток жизни, причем нескончаемый. Чтобы мы задумывались, таким образом, о том, что будет по ту сторону могилы, о чем мы часто забываем. Мы трудимся и с утра до ночи зарабатываем на кусок хлеба, крышу над головой и развлечения и забываем, что в один из дней умрем и должны будем дать отчет в каждом слове праздном, сказанном нами за свою жизнь; об этом говорит нам Сам Христос Спаситель[5].

Долг монаха, как и священника, — высоко держать этот фонарь и просвещать мрак нашей повседневной жизни. Думаю, это и есть миссия монаха по отношению к семье.

Источник: http://www.pravoslavie.ru/53000.html

Как и зачем уйти в монастырь женщине или мужчине

Путь к монашеству — один из сложных и ответственных решений для человека. К нему приходят не от безысходности, не от разочарования в жизни, не убегают от личных проблем. К монашеству идут для тесной связи с Богом, тихой радости при общении с Ним и за ощущением блаженства.

Монашество вправе причисляют к таинствам православной церкви, объединяющее в себе Крещение, Миропомазание, Венчание, Причастие, Священство, так как несёт в себе отречение от грешной жизни, печать избранничества, соединение навеки с Христом и посвящение на служение Богу.

Монашество — удел сильных духом и телом. Если человек несчастен в жизни мирской — побег в монастырь только усугубит его несчастья.

В монастырь возможно уйти только разорвав связи с внешним миром, полностью отречься от всего земного и посвятить жизнь служению Господу. Одного желания для этого мало: зов и веление сердца делают человека ближе к монашеству. Для этого надо потрудиться и подготовиться.

Начинается путь в монастырь с познания глубины духовной жизни.

Постриг в монахи

Уход в монастырь женщин

Как уйти в монастырь женщине? Это решение, которое принимает сама женщина, но не без помощи духовного наставника и Божьего благословения.

Не стоит забывать, что приходят в монастырь не для исцеления душевных ран, полученных в миру от несчастной любви, смерти близких, а для воссоединения с Господом, с очищением души от грехов, с пониманием того, что вся жизнь теперь принадлежит служению Христу.

В обители рады видеть всех, но пока остаются проблемы в мирской жизни, стены монастыря не смогут спасти, а могут только ухудшить положение.

При уходе в монастырь не должно остаться никаких привязанностей, задерживающих в обыденной жизни.

Если готовность отдаться служению Господу сильна, тогда и монашеская жизнь пойдет на пользу монахине, обретется покой, умиротворение в ежедневных трудах, молитвах и ощущения того, что Господь всегда рядом.

Если безответственно ведут себя люди в миру — хотят уйти от жены, оставляют детей, то нет уверенности, что монашеская жизнь пойдёт на пользу такой заблудшей душе.

Важно! Ответственность нужна всегда и везде. Нельзя убежать от самого себя. Нужно не уходить в монастырь, а приходить в обитель, идти навстречу новому дню, новому рассвету, где ждёт тебя Господь.

Уход в монастырь мужчин

Как уйти в монастырь мужчине? Это решение непростое. Но правила неизменны, как и для женщин. Просто в социуме на мужских плечах лежит больше ответственности за семью, работу, детей.

Поэтому, уходя в монастырь, но при этом, сближаясь с Богом, нужно подумать, не останутся ли близкие без опоры и сильного плеча мужчины.

Большой разницы между мужчиной и женщиной, желающих уйти в монастырь, нет. Причина ухода в обитель у каждого своя. Единственное, что объединяет будущих иноков — подражание образу жизни Христа.

Подготовка к монашеской жизни

Монах — в переводе с греческого означает «одинокий», а на Руси их называли иноками — от слова «иной», «другой».

Монашеская жизнь — это не пренебрежение миром, его красками и восхищением жизнью, но это отречение от пагубных страстей и греховности, от плотских удовольствий и наслаждений.

Иночество служит восстановлению первоначальной чистоты и безгрешности, которыми были наделены в раю Адам и Ева.

Да, это тяжелый и сложный путь, но награда велика — подражание образу Христа, бесконечная радость о Боге, умение принимать с благодарностью всё, что посылает Господь. Помимо этого, иноки — первые молитвенники о грешном мире. Пока звучит их молитва — стоит и мир. Это главная работа монахов — молиться за весь мир.

Пока мужчина или женщина живут в миру, но всею душою чувствуют, что их место в обители, у них есть время подготовиться и сделать правильный и окончательный выбор между мирской жизнью и жизнью в единстве с Богом:

  • Для начала нужно быть православным христианином;
  • Посещать храм, но не формально, а проникаться душою в богослужения и любить их;
  • Совершать утреннее и вечернее молитвенное правило;
  • Научиться соблюдать пост телесный и духовный;
  • Чтить православные праздники;
  • Читать духовную литературу, жития святых и обязательно познакомиться с книгами, написанными святыми людьми, которые повествуют о монашеской жизни, истории монашества;
  • Найти духовного наставника, который расскажет о подлинном монашестве, развеет мифы о жизни в монастыре, даст благословение на служение Богу;
  • Совершить паломничество в несколько монастырей, побыть трудником, остаться на послушание.

Кто может поступить в монастырь

Невозможность жить без Бога ведёт мужчину или женщину к стенам монастыря. Они не бегут от людей, а идут за спасением, за внутренней потребностью покаяния.

И всё же существуют препятствия для поступления в обитель, не каждый может быть благословен на иночество.

Не может быть монахом или монахиней:

  • Человек семейный;
  • Мужчина или женщина, воспитывающие маленьких детей;
  • Желающий скрыться от несчастной любви, трудностей, неудач;
  • Преклонный возраст человека становится преградой для монашества, ведь в обители усердно и тяжело трудятся, а для этого надо иметь здоровье. Да и трудно изменить укоренившиеся привычки, которые станут преградой иночеству.

Если всего этого нет и намерение прийти к монашеству не покидает человека ни на минуту, безусловно, никто и ничто не помешает отречься от мира и уйти в монастырь.

Идут в обитель абсолютно разные люди: достигшие успеха в миру, образованные, умные, красивые. Идут, потому что душа жаждет большего.

Монашество открыто для всех, но не все в полной мере готовы к нему. Иночество — это жизнь без печалей, в том понимании, что человек избавляется от мирской суеты, забот. Но эта жизнь намного тяжелее, чем жизнь семейного человека. Семейный крест труден, но убежав от него в монастырь, ожидает разочарование и облегчения не наступает.

Совет! И все же, чтобы ступить на нелегкий путь иночества, который принадлежит немногим, нужно взвешенно и тщательно обдумать, чтобы потом не оглядываться назад и не сожалеть о случившемся.Постриг в монахи

Как быть с родителями

Многими родителями в древности на Руси и в других православных странах приветствовалось желание детей пойти в монахи. Отроков готовили с детства для принятия иночества. Такие дети считались молитвенниками обо всей семье.

Но были и глубоко верующие, которые категорически выступали против служения своих детей на монашеском поприще. Хотели видеть своих чад успешными и преуспевающими в мирской жизни.

Дети, которые самостоятельно приняли решение жить в монастыре, готовят близких к такому серьезному выбору. Следует подобрать верные слова и доводы, которые будут восприниматься родителями правильно и не введут их в грех осуждения.

В свою очередь, благоразумные родители изучат досконально выбор своего ребенка, вникнут в суть и понимание всего вопроса, помогут и поддержат близкого человека в таком важном начинании.

Просто большинство от незнания сути иночества воспринимают желание детей служить Господу как нечто чужеродное, противоестественное. Начинают впадать в отчаяние и тоску.

Родители грустят от того, что не будет внуков, что у сына или дочки не будет всех привычных мирских радостей, которые принято считать наивысшими достижениями для человека.

Совет! Монашество — достойное решение ребенка, и поддержка родителей — важная составляющая в окончательном утверждении правильности выбора дальнейшего пути в жизни.

Время для раздумий: трудник и послушник

Чтобы выбрать монастырь, в котором останется будущий инок, совершают не одну поездку по святым местам. При посещении одного монастыря трудно определить, что здесь останется сердце человека для служения Богу.

Оставшись в обители на несколько недель, мужчине или женщине отводится роль трудника.

В этот период человек:

  • много молится, исповедуется;
  • трудится на благо монастыря;
  • понемногу постигает азы монашеской жизни.

Живет трудник при монастыре и питается здесь же. На этом этапе к нему присматриваются в обители, и если человек остается верен своему призванию монашества, предлагают остаться в монастыре послушником — человеком, готовящимся к постригу в монахи и проходящему духовное испытание в обители.

Важно: послушание — христианская добродетель, монашеский обет, испытание, весь смысл которого сводится к освобождению души, а не к рабству. Суть и важность послушания необходимо понять и прочувствовать. Понять, что всё делается для добра, а не для мучения.

Исполняя послушание, понимают, что старец, который несёт ответственность за будущего монаха, заботится о спасении его души.

При непосильных испытаниях, когда ослабевает дух, всегда можно обратиться к своему старцу и поведать о трудностях.

И непрестанная молитва к Богу — первый помощник в укреплении духа.

Послушником можно быть много лет. Готов ли человек к принятию монашества, решает духовник. На этапе послушания есть еще время подумать о будущей жизни.

Епископом или настоятелем обители совершается чин монашеского пострижения. После пострига назад дороги нет: удаление от страстей, печалей и смущений приводит к неразрывной связи с Богом.

Важно: не спешить, не торопиться принимать монашество. Импульсивные порывы, неопытность, горячность ложно принимаются за истинное призвание быть монахом. И потом у человека начинаются тревоги, уныние, тоска, побеги из монастыря.

Обеты даны и никто их не может снять. И жизнь превращается в муку.

Поэтому главное наставление у святых отцов — тщательное послушание и испытание в течение определенного периода времени, которое и покажет истинное намерение быть призванным к монашеству.

Жизнь в монастыре

В наш 21 век приблизиться и увидеть жизнь иноков стало возможным и для простых мирян.

Сейчас организовываются паломнические поездки в женские и мужские монастыри. Паломничество рассчитано на несколько дней. Живут миряне при монастыре, в специально отведенных помещениях для гостей. Иногда проживание может быть платным, но это символическая цена и средства от неё идут на содержание обители. Питание бесплатное, согласно монастырскому уставу, то есть еда постная.

Но миряне живут в обители не как туристы, а приобщаются к жизни иноков. Проходят послушание, трудятся на благо монастыря, молятся и всем своим естеством ощущают благодать Божью. Устают сильно, но усталость приятная, благодатная, которая несёт душе умиротворение и ощущение близости Бога.

После таких поездок многие мифы о жизни иноков развеиваются:

  1. В обители строгая дисциплина, но она не угнетает монахинь и монахов, а приносит радость. В посте, работе и молитве видят они смысл жизни.
  2. Никто не запрещает монаху иметь книги, слушать музыку, смотреть фильмы, общаться с друзьями, путешествовать, но всё должно быть во благо душе.
  3. Кельи не унылые, как показывают в художественных фильмах, есть шкаф, кровать, стол, множество икон — всё очень уютно.

После пострига принимаются три обета: целомудрия, нестяжания, послушания:

  • Монашеское целомудрие — это безбрачие, как составляющий элемент устремленности к Богу; понятие целомудрия как воздержание от удовлетворения похотей плоти существует и в миру, поэтому смысл этого обета в контексте монашества есть нечто другое — обретение Самого Бога;
  • Монашеское послушание — отсечение своей воли перед всеми — старшими, перед всяким человеком, перед Христом. Довериться безгранично Богу и быть покорным Ему во всём. Принимать с благодарностью всё таким, как оно есть. Такая жизнь приобретает особый внутренний мир, непосредственно соприкасаемый с Богом и его не омрачают никакие внешние обстоятельства;
  • Нестяжание означает отказ от всего земного. Иноческая жизнь отказывается от земных благ: монах не должен ни к чему иметь пристрастие. Отказываясь от земных богатств, он обретает легкость духа.

И только с Господом, когда общение с Ним становится превыше всего — остальное, в принципе, не обязательно и не важно.

Посмотрите виде о том, как уйти в монастырь

Источник: http://molitva-info.ru/duhovnaya-zhizn/uhod-v-monastyr-muzhchine-ili-zhenshchine.html

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть