А вы знаете что такое человек толпы?

Человек толпы и человек-личность

А вы знаете что такое человек толпы?

ЧЕЛОВЕК ТОЛПЫ

Растворение в общности (принадлежность к общности как универсальное средство для обладания защитой от всевозможных тревог).

В основе же их тревоги — с одной стороны, страх СВОБОДЫ и ОТВЕСТВЕННОСТИ, с другой — ощущение бессилия и невозможности своими руками КОНТРОЛИРОВАТЬ не только общественные процессы, но и нередко собственную жизнь.

Отсюда — сниженная САМООЦЕНКА, вызывающая ОТЧАЯНИЕ и ненависть к самим себе, требующие канализации этой ненависти на внешние объекты (на «врагов»), а также приобщения к некой общности.

Для растворения в общности необходимы КОНФОРМИЗМ, отказ от свободы и ответственности.

ИДЕНТИЧНОСТЬ человека ТОЛПЫ — внешняя, основанная на общности со «своими».

Такие же внешние САМООЦЕНКА и ГОРДЫНЯ.

Разделение людей на «своих» и «чужих» («врагов») и все более радикальное разграничение, позволяющее канализировать НЕНАВИСТЬ с самих себя на «врагов».

Ценности общности (к которым может относиться ненависть к «врагам», беспощадность и т.д.) преобладают для ее членов над общечеловеческими!!!

Вместо критического мышления такие люди склонны к «РЕТРАНСЛЯЦИИ» суждений и формуд, которые они получают из СМИ (в первую очередь, из телевизора) и от других людей («своих» — в частности, через социальные сети), к распространению МЕМОВ. Это дает не только общие темы для разговоров (что служит заполнению времени и ПУСТОТЫ собственного бытия), но и способ распознавания «своих» и «чужих», а также некий СУРРОГАТ СМЫСЛА.

Передача ОТВЕТСТВЕННОСТИ власти, фюреру (см. БОЛЬШАЯ ГРУППА И ЕЕ ВОЖДЬ) в обмен на ощущение собственной значимости (ГОРДЫНЯ). Отсюда понятна огромная значимость для людей того, что называется в современной России «поднятием с колен«.

Творение ЗЛА, осуществляемое, в основном, не напрямую, а опосредованно — подыгрывая власти в ее НЕСПРАВЕДЛИВЫХ делах. Напрямую творят зло непосредственные ставленники власти, те, кто пользуется своим положением, чтобы, попирая интересы других людей и ПРИНЦИПЫ СПРАВЕДЛИВОСТИ, „работать“ на себя и на „хозяина“.

В целом же, если глаза человека не горят огнем творческого преображения РЕАЛЬНОСТИ, то в них начинают отражаться огни преисподней, которые зажигают взоры нечистоплотных властителей и их пособников.

***

Человек толпы — понятие условное. В действительности мы имеем дело с обычным человеком, который в силу множества причин подвержен КОНФОРМИЗМУ и, будучи податлив влиянию извне, разделяет с большинством (со «своими») различных верований и УБЕЖДЕНИЙ.

При определенных условиях человек подвержен влиянию толпы, когда он говорит и поступает, как «все». Это влияние толпы продолжается и в обычных житейских ситуациях. Человек ведь не автомат, поэтому он продолжает и в кругу семьи, и в других ситуациях транслировать идеи толпы.

Это приводит ко многим внутренним конфликтам.

Человек толпы вынужден постоянно подстраивать свое сознание под то, что он думает, слышит, ретранслирует и делает, будучи частью толпы.

Так как политическая конъюнктура может меняется стремительно, то «народу» могут вместо прежних «врагов» предлагаться новые, или прежние друзья могут вдруг «стать» врагами.

Поразительно, насколько гибко и быстро реагирует «народ» на новые информационные вбросы и установки, на смену линий и приоритетов власти. «Народ» ведет себя при этом, как металлические опилки, мгновенно меняющие ориентацию при смене магнитного поля.

Однако в результате таких быстрых перемен в сознании каждого представителя «народа» возникает когитивный диссонанс (состояние, когда привычные знания конфронтируют с порой им радикально противоположной актуальной информацией, вызывая порой сильнейшее беспокойство). Для успокоения человека его БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ принимает в себя то, что мешает ему воспринимать и принимать актуальное. Привычное и знакомое ВЫТЕСНЯЕТСЯ или ОТРИЦАЕТСЯ, чтобы «не мешать» разделять с другими («своими») актуальные верования и убеждения.

Деяния и высказывания человека толпы могут вступать в противоречие с СОВЕСТЬЮ. Это имеет место, когда слова и поступки, совершаемые вместе с «народом» противоречат интегрированным в совести ЦЕННОСТЯМ.

Результатом будет пробуждение ЧУВСТВА ВИНЫ или СТЫДА, а также снижение самооценки.

Для того, чтобы успокоить свою совесть, человек прибегает (в основном, бессознательно) к РАЦИОНАЛИЗАЦИИ — к подведению «теоретического обоснования» необходимости того, что он поступил или высказался вопреки своей совести.

ЧЕЛОВЕК — ЛИЧНОСТЬ

В чем отличие его от представителя массы, ТОЛПЫ, «народа», нации.

Возможность делать жизнь своими руками, КОНТРОЛЬ!!! Возможность изменять самому то, что можно и нужно изменить.

Критическое восприятие РЕАЛЬНОСТИ, жизнь в ней (насколько это возможно — осуществление контроля) а не бегство от нее (в частности, за счет ВЫТЕСНЕНИЯ, ОТРИЦАНИЯ или ВРЕМЕННОЙ ДИССОЦИАЦИИ); поиск альтернативных истчников информации.

Опора на СОВЕСТЬ и на БАЗОВЫЕ (ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ, «БОЖЕСТВЕННЫЕ») ЦЕННОСТИ.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за свою жизнь, за будущее своих детей, семьи, страны.

СВОБОДУ принимают как данность, не пытаясь спрятаться от нее в ТОЛПЕ или под дланью правителя-тирана.

ОБЩЕНИЕ (КОММУНИКАЦИЯ) с другими на основе ДИАЛОГА, попытка ПОНИМАНИЯ другого, точнее, его ПОСТИЖЕНИЯ.

Обращение с другими людьми на основе ПРИНЦИПОВ СПРАВЕДЛИВОСТИ.

ИДЕНТИЧНОСТЬ преимущественно внутренняя, основанная на интегрированных в совесть ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЦЕННОСТЯХ.

ТОЛЕРАНТНОСТЬ к людям, которые отличаются от него, допущение и принятие этих различий.

См. также «САМОАКТУАЛИЗАЦИЯ И ОТНОШЕНИЯ».

Источник: http://www.strah-i-trevoga.ru/articles/85-fundamentalnye-resheniya/fundamentalnye-resheniya/otnoshenija/tolpa/730-chklovek-tolpy-i-cheloveklichnost.html

Читать онлайн «Человек толпы», автора По Эдгар Аллан

Читать онлайн «Человек толпы», автора По Эдгар Аллан

Се grand malheur de не pouvoir etre seul.

La Bruyere [1]

По поводу одной немецкой книги было хорошо сказано, что она «langst sich nicht lesen» — не позволяет себя прочесть. Есть секреты, которые не позволяют себя рассказывать.

Еженощно люди умирают в своих постелях, цепляясь за руки своих духовников и жалобно заглядывая им в глаза, умирают с отчаянием в сердце и со спазмой в горле — и все из-за потрясающих тайн, которые никоим образом не дают себя раскрыть.

Увы — порою совесть человеческая возлагает на себя бремя ужасов столь тяжкое, что сбросить его можно лишь в могилу, — и, таким образом, сущность всякого преступления остается неразгаданной.

Как-то раз, поздним осенним вечером, я сидел у большого окна кофейни Д. в Лондоне.

В течение нескольких месяцев я хворал, но теперь поправлялся, и вместе со здоровьем ко мне вернулось то счастливое расположение духа, которое представляет собою полную противоположность ennui[2] — состояние острейшей восприимчивости, когда спадает завеса с умственного взора — «axlns e prin epeen»[3] и наэлектризованный интеллект превосходит свои обычные возможности настолько же, насколько неожиданные, но точные определения Лейбница превосходят причудливую риторику Горгия. Просто дышать — и то казалось наслаждением, и я извлекал удовольствие даже из того, что обыкновенно считается источником страданий. У меня появился спокойный и в то же время пытливый интерес ко всему окружающему. С сигарой во рту и газетой на коленях я большую часть вечера развлекался тем, что просматривал объявления, наблюдал разношерстную публику, собравшуюся в зале, или выглядывал на улицу сквозь закопченные стекла.

Это была одна из главных улиц города, и весь день на ней толпилось множество народу. Однако по мере того, как темнота сгущалась, толпа все увеличивалась, а к тому времени, когда зажгли фонари, мимо входа в кофейню с шумом неслись два густых бесконечных потока прохожих.

В столь поздний вечерний час мне еще ни разу не приходилось занимать подобную позицию, и потому бушующее море людских голов пленяло меня новизною ощущений. В конце концов я перестал обращать внимание на то, что происходило вокруг меня, и всецело погрузился в созерцание улицы.

В начале наблюдения мои приняли отвлеченный, обобщающий характер. Я рассматривал толпу в целом и думал обо всех прохожих в совокупности. Вскоре, однако, я перешел к отдельным подробностям и с живым интересом принялся изучать бесчисленные разновидности фигур, одежды и манеры держаться, походку и выражение лиц.

У большей части прохожих вид был самодовольный и озабоченный, Казалось, они думали лишь о том, как бы пробраться сквозь толпу. Они шагали, нахмурив брови, и глаза их перебегали с одного предмета на другой. Если кто-нибудь нечаянно их толкал, они не выказывали ни малейшего раздражения и, пригладив одежду, торопливо шли дальше.

Другие — таких было тоже немало — отличались беспокойными движениями и ярким румянцем. Энергично жестикулируя, они разговаривали сами с собой, словно чувствовали себя одинокими именно потому, что кругом было столько пароду.

Встречая помеху на своем пути, люди эти внезапно умолкали, но продолжали с удвоенной энергией жестикулировать и, растерянно улыбаясь, с преувеличенной любезностью кланялись тому, кто им помешал, ожидая, пока он не уйдет с дороги. В остальном эти две большие разновидности прохожих ничем особенным не выделялись. Одеты они были, что называется, прилично.

Без сомнения, это были дворяне, коммерсанты, стряпчие, торговцы, биржевые маклеры — эвпатриды и обыватели, — люди либо праздные, либо, напротив, деловитые владельцы самостоятельных предприятий. Они меня не очень интересовали.

В племени клерков, которое сразу бросалось в глаза, я различил две характерные категории. Это были прежде всего младшие писари сомнительных фирм — надменно улыбающиеся молодые люди с обильно напомаженными волосами, в узких сюртуках и начищенной до блеска обуви.

Если отбросить некоторую рисовку, которую, за неимением более подходящего слова, можно назвать канцелярским снобизмом, то манеры этих молодчиков казались точной копией того, что считалось хорошим тоном год или полтора назад.

Они ходили как бы в обносках с барского плеча, что, по моему мнению, лучше всего характеризует всю их корпорацию.

Старших клерков солидных фирм невозможно было спутать ни с кем. Эти степенные господа красовались в свободных сюртуках, в коричневых или черных панталонах, в белых галстуках и жилетах, в крепких широких башмаках и толстых гетрах.

У каждого намечалась небольшая лысина, а правое ухо, за которое они имели привычку закладывать перо, презабавно оттопыривалось. Я заметил, что они всегда снимали и надевали шляпу обеими руками и носили свои часы на короткой золотой цепочке добротного старинного образца.

Они кичились своею респектабельностью — если вообще можно кичиться чем-либо столь благонамеренным.

Среди прохожих попадалось множество щеголей — они, я это сразу понял, принадлежали к разряду карманников, которыми кишат все большие города.

С пристальным любопытством наблюдая этих индивидуумов, я терялся в догадках, каким образом настоящие джентльмены могут принимать их за себе подобных — ведь чрезмерно пышные манжеты в сочетании с необыкновенно искренним выраженьем па физиономии должны были бы тотчас же их выдать.

Еще легче было распознать игроков, которых я тоже увидел немало.

Одежда их отличалась невероятным разнообразием — начиная с костюма шулера, состоящего из бархатного жилета, затейливого шейного платка, позолоченных цепочек и филигранных пуговиц, и кончая подчеркнуто скромным одеянием духовного лица, менее всего могущего дать повод для подозрений.

Но у всех были землистые, испитые лица, тусклые глаза и бледные, плотно сжатые губы. Кроме того, они отличались еще двумя признаками: нарочито тихим голосом и более чем удивительной способностью большого пальца отклоняться под прямым углом от остальных.

В обществе этих мошенников я часто замечал другую разновидность людей — обладая несколько иными привычками, они тем не менее были птицами того же полета. Их можно назвать джентльменами удачи. Они, так сказать, подстерегают публику, выстроив в боевой порядок оба своих батальона — батальон денди и батальон военных. Отличительными чертами первых следует считать длинные кудри и улыбки, а вторых — мундиры с галунами и насупленные брови.

Спускаясь по ступеням того, что принято называть порядочным обществом, я обнаружил более мрачные и глубокие темы для размышления.

Здесь были разносчики-евреи со сверкающим ястребиным взором и печатью робкого смирения на лице; дюжие профессиональные попрошайки, бросавшие грозные взгляды на честных бедняков, которых одно лишь отчаяние могло выгнать ночью на улицу просить милостыню; жалкие, ослабевшие калеки, на которых смерть наложила свою беспощадную руку, — неверным шагом пробирались они сквозь толпу, жалобно заглядывая в лицо каждому встречному, словно стараясь найти в нем случайное утешение или утраченную надежду; скромные девушки, возвращавшиеся в свои неуютные жилища после тяжелой и долгой работы, — они скорее со слезами, чем с негодованием, отшатывались от наглецов, дерзких взглядов которых, однако, избежать невозможно; уличные женщины всех сортов и возрастов: стройные красавицы в расцвете женственности, напоминающие статую, описанную Лукианом — снаружи паросский мрамор, внутри нечистоты; безвозвратно погибшая отвратительная прокаженная в рубище; морщинистая, размалеванная, увешанная драгоценностями молодящаяся старуха; девочка с еще незрелыми формами, но вследствие продолжительного опыта уже искушенная в гнусном жеманстве своего ремесла и снедаемая жаждой сравняться в пороке со старшими; всевозможные пьяницы — некоторые, в лохмотьях, с мутными, подбитыми глазами, брели пошатываясь и бормотали что-то невнятное, другие — в целой, хотя и грязной одежде, с толстыми чувственными губами и добродушными красными рожами, шли неуверенной поступью, третьи — в костюмах из дорогой ткани, даже теперь тщательно вычищенных, люди с неестественно твердой и упругой походкой, со страшной бледностью на лице и жутким блеском в воспаленных глазах, пробирались сквозь толпу и дрожащими пальцами цеплялись за все, что попадалось им под руку. Кроме того, в толпе мелькали торговцы пирогами, носильщики, угольщики, трубочисты, шарманщики, дрессировщики обезьян, продавцы и исполнители песенок, оборванные ремесленники и истощенные рабочие всякого рода. Шумное и неумеренное веселье всей этой толпы неприятно резало слух и до боли раздражало взгляд.

С приближением ночи мой интерес к этому зрелищу еще более усилился, стал еще глубже, ибо теперь не только существенно изменился общий облик толпы (более благородные ее элементы постепенно отходили на задний план, по мере того как порядочные люди удалялись, тогда как более грубые начинали выделяться рельефнее — ведь в поздний час все виды порока выползают из своих нор), но и лучи газовых фонарей, вначале с трудом боровшиеся со светом угасающего дня, теперь сделались ярче и озаряли все предметы своим неверным сиянием. Все вокруг было мрачно, но сверкало подобно черному дереву, с которым сравнивают слог Тертуллиана.

Причудливая игра света привлекла мой взор к отдельным лицам, и, несмотря на то что быстрота, с которой этот мир ярких призраков проносился мимо окна, мешала пристально всмотреться в те пли иные черты, мне, в моем тогдашнем странном душевном состоянии, казалось, будто даже этот мимолетный взгляд нередко позволяет прочесть историю долгих лет.

Прижавшись лбом к стеклу, я внимательно изучал людской поток, как вдруг мне бросился в глаза дряхлый старик лет шестидесяти пяти или семидесяти. Удивительное выражение его лица с …

Источник: https://knigogid.ru/books/37573-chelovek-tolpy/toread

Хозяин жизни: как выйти из толпы

Хозяин жизни: как выйти из толпы

По-настоящему успешным может стать лишь тот, кто живет как настоящий Хозяин жизни. Ибо он ответственен за свои слова, свои мысли и свои поступки. К сожалению, таких людей не слишком много. Закон Парето действует всегда и везде. Настоящих Хозяев жизни, на самом деле, всего лишь 20% среди общей массы. В свою очередь, лишь 20% от этого числа – очень богатые люди.

Хотелось ли вам попасть в эти 20%? Это не проблема – ведь закон Парето не регулировщик, что раздает команды: иди сюда, иди туда… Каждый человек сам определяет, куда он может попасть. В принципе, место определяется тем, какую он для себя выбирает роль по жизни.

Одни стремятся взять свою жизнь под контроль. Они ставят перед собой высокие цели и всеми силами стараются воплотить их в жизнь. Это – Хозяева. А другим нравится жить по принятым стереотипам, они ищут поддержку среди других, в толпе. Потому что там спокойнее, уютнее и как-то стабильнее. По сути, толпа – это и есть границы зоны комфорта такого человека, человека толпы.

Что значит
человек толпы

Человек толпы, по сути, слеп, он не видит мир своими глазами. Душевно он слаб, не способен сам принимать решения, мыслит стереотипами и всегда нуждается в какой-то группе. Человек толпы не считает, что он уникален, он просто клеточка какого-то общества.

Такие люди всегда ищут группу, неформальное объединение, партию. Им нужны какие-то внешние цели и руководящие призывы. Они всегда готовы бороться за что-то или за кого-то. Причем, по сути, им глубоко наплевать, за что бороться. Для них главное – сам процесс, лишь бы быть среди других и “петь хором”.

Чем
опасна толпа

Толпа – отдельное энергетическое образование (эгрегор), которое очень глубоко воздействует на человека. В толпе человек быстро становится управляемым. Сколько есть известных исторических примеров, когда одна личность управляла миллионами и направляла их к нужной цели. В принципе, так творились революции.

Человеку в толпе не надо думать. Он теряет свою свободу воли и всегда будет следовать, куда ему укажут.

Толпа опасна и тем, что в ней создается культ ведущего (лидера), что заставляет преклоняется перед ним. Человек толпы старается во всем походить на своего кумира. Он повторяет его фразы, его движения, даже манеру одеваться и прическу. А свою индивидуальность человек теряет, предпочитая быть “как все”.

Таким образом, человек толпы всегда Жертва по жизни.

Кто может
подняться над толпой

Выделиться и встать над толпой может только лишь тот человек, кто осознает себя и знает, зачем он живет. Его жизненный путь определяется его личными ценностями и внутренней сущностью. Такой человек сам ставит себе цели и следует им.

Чужие цели для него чужие. Он признает, что другие люди могут иметь свои цели, но следовать им не будет. Среди других людей он будет искать партнеров и будет партнерство всячески поддерживать. Но он никогда не будет идти в толпе.

Такие люди как раз и добиваются успеха, поскольку

Успех – это удел ЛИЧНОСТИ,
а не толпы!

Успешные люди всегда ищут свои пути и идут своей дорогой

Как выйти
из толпы

Великий Джим Рон, чьи высказывания изменили жизнь миллионов людей, как-то заметил, что у каждого из нас есть только два варианта. Человек может или просто жить как овца, или же создавать собственную жизнь и судьбу. Так кто же ты: Хозяин жизни или Человек толпы?

Не страшно быть сейчас в толпе, страшно навечно остаться там, отдав всю свою жизнь кому-то за гроши. Поэтому я и призываю объединить усилия для собственного развития.

Кроме этого, предлагаю вам четыре небольших совета, что нужно делать, чтобы вырваться из плена толпы.

  1. Возьмите ответственность за свою жизнь. Глупо мечтать, что жизнь наладится сама по себе, произойдет чудо, и привалит счастье. Надо прокладывать свою дорогу в жизни.
  1. Вскройте все свои страхи. Именно глубоко спрятанные страхи мешают человеку взять ответственность за свою жизнь. Именно страхи и привычка им следовать делает человека овцой в стаде. Работа над своими страхами поможет вам открыть в себе тот источник, благодаря которому вы станете настоящим Хозяином своей судьбы.
  1. Покиньте зону комфорта. Зона комфорта страшна тем, что способна запереть человека в ограниченном мире. Расширьте свои границы. Так вы начнете утверждать себя как личность. Будет расти ваша самооценка. И вы уже никогда не допустите, чтобы кто-то управлял вами.
  1. Осуществляйте свои желания. Не думайте, что желания могут быть только грандиозными. Каждый день у вас возникает масса мелких желаний, которые часто остаются нереализованными из-за глупых оправданий: Сейчас не время, Как я могу себе это позволить, Это не принято и т.п. Научитесь искусству исполнять желания, не обращая внимание на мнение других.

Человек толпы всегда смотрит, как реагируют на его поведение другие. Он делает то, что ему говорят. Тот, кто ценит себя, будет делать то, от чего лично ему становится жить лучше. Начинайте правильно действовать. Тогда вы с гордостью сможете о себе сказать: Я – настоящий Хозяин жизни! И сможете построить ту жизнь, о которой вы мечтаете.

Еще по теме:
Стоит ли смотреть фильм Эрин Брокович

Источник: https://siellon.com/hozyain-zhizni-kak-vyiyti-iz-tolpyi/

Психология толпы … Гюстав Лебон — DRIVE2

Психология толпы … Гюстав Лебон — DRIVE2

Сегодня хочу вас познакомить с родоначальников социальной психологии, психологом, историком и социлологом — Гюставом Лебоном.

Лебон одним из первых попытался теоретически обосновать наступление «эры масс» и связать с этим общий упадок культуры.

Он полагал, что в силу волевой неразвитости и низкого интеллектуального уровня больших масс людей ими правят бессознательные инстинкты, особенно тогда, когда человек оказывается в толпе.

Здесь происходит снижение уровня интеллекта, падает ответственность, самостоятельность, критичность, исчезает личность как таковая.

Настоящее признание пришло к ученому к середине 1890-х годов, вместе с выходом его книги «Психология народов и масс». Книга эта представляла собой подробный анализ психологии народных масс, изучая поведения индивида и связывая его с историческими событиями.

Труды ученого во многом стали пособием для формирования фашистской теории лидерства, являясь своеобразным «учебником» для Гитлера и Геббельса , а Гитлер даже ссылается на труды автора в своей книге «Mein Kampf». Также работы ученого стали настольной книгой и для Бенито Муссолини.

Трагедией Лебона можна назвать то, что его «методами воздействия на толпу» умело воспользовались диктаторы, тщательно изучая их, а о последствиях этого изучения мы с вами можем судить уже сами.

Книги Гюстава Лебона также пользовались огромной популярностью и у российских деятелей, например у Ленина, Плеханова, а Зигмунд Фрейд также изучавший труды Лебона в последствии продолжил работу по изучением психологии толпы.

Ну а теперь по традиции перейдем к цитатам одного из фундаментальных трудов Гюстава Лебона «Психология народов и масс», 1895 года

lib.ru/POLITOLOG/LEBON/psihologia.txt

Вообще можно сказать, что величие народов зависит главным образом от уровня их нравственности.

— Все страны, заключающие в себе слишком большое число метисов, по одной только этой причине обречены на постоянную анархию, если только ими не будет управлять железная рука.

— Без сомнения, всякому известно, что все великие религии, браманизм, буддизм, христианство, ислам, вызвали массовые обращения среди целых рас, которые формально сразу их приняли; но когда углубляешься немного в изучение этих обращений, то сразу можно заметить, что если и переменили что-нибудь народы, то только название своей старой религии, а не самую религию; что в действительности принятые верования подверглись изменениям, необходимым для того, чтобы примкнуть к старым верованиям, которым они пришли на смену и по отношению к которым были только простым продолжением.

В толпе может происходить накопление только глупости, а не ума.

— Таким образом, становясь частицей организованной толпы, человек спускается на несколько ступеней ниже по лестнице цивилизации. В изолированном положении он, быть может, был бы культурным человеком; в толпе – это варвар, т.е. существо инстинктивное.

У него обнаруживается склонность к произволу, буйству, свирепости, но так же и к энтузиазму и героизму, свойственным первобытному человеку, сходство с которым еще более усиливается тем, что человек в толпе чрезвычайно легко подчиняется словам и представлениям, не оказавшим бы на него в изолированном положении никакого влияния, и совершает поступки, явно противоречащие и его интересам, и его привычкам. Индивид в толпе — это песчинка среди массы других песчинок, вздымаемых и уносимых ветром.

Образы, поражающие воображение толпы, всегда бывают простыми и ясными, не сопровождающимися никакими толкованиями, и только иногда к ним присоединяются какие-нибудь чудесные или таинственные факты: великая победа, великое чудо, крупное преступление, великая надежда.

Толпе надо всегда представлять вещи в цельных образах, не указывая на их происхождение.

Мелкие преступления и несчастные случаи вовсе не поражают воображения толпы, как бы они ни были многочисленны; наоборот, какой-нибудь крупный несчастный случай или преступление глубоко действуют на толпу, хотя бы последствия их были далеко не так пагубны, как последствия многочисленных, но мелких несчастных случаев и преступлений.

— Обыкновенно вожаки не принадлежат к числу мыслителей — это люди действия. Они не обладают проницательностью, так как проницательность ведет обыкновенно к сомнениям и бездействию. Чаще всего вожаками бывают психически неуравновешенные люди, полупомешанные, находящиеся на границе безумия.

Как бы ни была нелепа идея, которую они защищают, и цель, к которой они стремятся, их убеждения нельзя поколебать никакими доводами рассудка. Презрение и преследование не производят на них впечатления или же только еще сильнее возбуждают их. Личный интерес, семья — все ими приносится в жертву.

Инстинкт самосохранения у них исчезает до такой степени, что единственная награда, к которой они стремятся, — это мученичество. Напряженность их собственной веры придает их словам громадную силу внушения. Толпа всегда готова слушать человека, одаренного сильной волей и умеющего действовать на нее внушительным образом.

Люди в толпе теряют свою волю и инстинктивно обращаются к тому, кто ее сохранил.

Власть вожаков очень деспотична, но именно этот деспотизм и заставляет ей подчиняться.

Не трудно убедиться, как легко они вынуждают рабочие классы, даже самые буйные, повиноваться себе, хотя для поддержания своей власти у них нет никаких средств.

Они назначают число рабочих часов, величину заработной платы, организуют стачки и заставляют их начинаться и прекращаться в определенный час.

В душе толпы преобладает не стремление к свободе, а потребность подчинения; толпа так жаждет повиноваться, что инстинктивно покоряется тому, кто объявляет себя ее властелином.

Вожак может быть иногда умным и образованным человеком, но вообще эти качества скорее даже вредят ему, нежели приносят пользу.

Ум делает человека более снисходительным, открывая перед ним сложность вещей и давая ему самому возможность выяснять и понимать, а также значительно ослабляет напряженность и силу убеждений, необходимых для того, чтобы быть проповедником и апостолом.

Великие вожаки всех времен, и особенно вожаки революций, отличались чрезвычайной ограниченностью, причем даже наиболее ограниченные из них пользовались преимущественно наибольшим влиянием.

Парламентские собрания, достаточно возбужденные и загипнотизированные, обнаруживают точно такие же черты; они становятся похожими на непостоянное стадо, повинующееся всем импульсам.

— Переход от варварства к цивилизации в погоне за мечтой, затем — постепенное ослабление и умирание, как только мечта эта будет потеряна — вот в чем заключается цикл жизни каждого народа.

Источник: https://www.drive2.ru/b/83179/

Психология толпы и поведение в толпе: как мы можем себя защитить?

События последних лет и даже месяцев – от «арабской весны» до киевского Майдана, от беспорядков в Бирюлево до обсуждения «Болотного дела» – снова всколыхнули интерес к феномену толпы.

Можно ли ею управлять? Всегда ли она опасна? И почему даже принципиальные одиночки могут вдруг обнаружить себя на площади скандирующими лозунги в компании тысяч незнакомых людей? Об этом и многом другом рассказывает ведущий российский специалист в области психологии толпы, социальный психолог Акоп Назаретян.

Психология толпы: как защитить себя?

Psychologies : Существуют ли национальные особенности поведения толпы? Ну, например, можно ли сказать, что арабская толпа заведомо агрессивнее, чем украинская или шведская?

Акоп Назаретян : Думаю, что нет. Механизм формирования толпы психологи и антропологи называют «эволюционной регрессией». В его ходе оживляются, актуализируются низшие слои палеокортекса – самой древней части коры головного мозга. Они возвращают нас в ранние фазы нашей эволюции.

А все достижения цивилизации снимаются слой за слоем. И разговоры о том, что английская, допустим, толпа должна быть более вежливой и воспитанной, чем африканская, – в пользу бедных. Толпа задействует в нас слои гораздо более глубокие, чем те, на которых вступают в силу национальные различия.

Хотя культурные различия в механизмах образования и поведения толпы, конечно, есть. Например, в Лондоне в 60-е годы женщина могла пройтись по улице совершенно голой, и никаких толп из-за этого бы не возникло (да и сейчас не возникнет тоже).

А вот реальный случай, произошедший в Турции, – мне рассказывали о нем очевидцы, чуть было не ставшие жертвами. Год, кажется, 1969-й. Исламские фанатики обнаружили полуподпольную коммунистическую ячейку.

Толпа идет на штурм под крики «Аллах акбар!», коммунисты готовятся отбиваться запасенными «коктейлями Молотова» – все очень серьезно, понятно, что будет не просто плохо, а очень плохо, без крови и трупов не обойдется. И вдруг где-то на периферии появляются четыре американских туристки – блондинки в мини-юбках.

Для тогдашней Турции это нечто вообще невиданное! И что? Головы как по команде поворачиваются, и от агрессивной толпы погромщиков остается пара десятков человек, которые уже тоже не торопятся на штурм, видя, что остались без поддержки. А остальные бегут глазеть на почти голых американок.

Не знаю уж, чем кончилось дело для туристок, но, думаю, что полиция с американцами ссориться не захотела, и девочек защитили. Хотя как раз защищать коммунистов полицейские совсем не спешили. Вот вам типичный пример культурных различий. Но если агрессивная толпа все-таки начинает громить и крушить все на пути, то бед она наделает одинаково много: хоть в Англии, хоть в Турции, хоть в Китае – где угодно.

Почему толпы возникают так легко, по любым поводам и даже без них?

А. Н. : Потому что нас тянет в толпу. Это глубинная потребность – периодически освобождаться от груза социальных ролей.

И вообще от личности, личность ведь – это большой груз, быть личностью все время, постоянно нести ответственность – это очень трудно. Хочется иногда и отдохнуть.

И самые древние механизмы такого отдыха – коллективные молитвы и массовые зрелища. Это ритуалы «растворения» личности, известные с незапамятных времен.

Выходит, толпа – это не обязательно плохо и опасно? Она может быть и полезной?

А. Н. : В каком-то смысле да. Толпа может служить целям сбрасывания агрессии, снятия напряжения. И фестивали, карнавалы, шествия время от времени нам обязательно нужны – чтобы собраться в толпу и «оторваться», отдохнуть от бремени собственных личностей и обязанностей.

Другое дело, что такие мероприятия должны быть всегда очень тщательно организованы, их должны планировать люди, понимающие психологию толпы, знающие, как можно с ней работать. Но любая другая «польза» от толпы очень относительна. Как максимум, толпа может разрушить что-нибудь ненужное и вредное.

Скажем, взять плохо укрепленную Бастилию – это сделала именно толпа. Но вот построить на ее месте она ничего не может. Толпа не созидает.

Вы сказали, что с толпой можно работать. Что вы имеете в виду?

А. Н. : Толпа управляема, причем часто довольно примитивными приемами, которые, конечно, известны специалистам. Для начала надо понимать, что существуют разные виды толпы.

Например, если толпа движется с намерением кого-то убивать, то очень правильно внедрить в нее несколько человек, которые изменят поведение толпы: скажем, начнут по дороге бить витрины и грабить дорогие магазины. Толпа с удовольствием переключится на это занятие и превратится из агрессивной в стяжательную.

Если мы говорим о реальной ситуации и реальной угрозе жизням, то главное – обойтись без жертв. И пусть уж лучше пострадают дорогие магазины, чем невинные люди.

Психология толпы: как защитить себя?

А на экспрессивную толпу, например, очень хорошо воздействует музыкальный ритм. В американских посольствах в странах Латинской Америки в свое время этим очень умело пользовались: громко включали всякие зажигательные ритмы, когда под окнами собирались толпы протестующих.

В спецслужбах США вообще тогда очень ценили психологов и активно применяли их знания – в том числе и знания психологии толпы. А в Южной Африке даже изобрели «музыкальный танк». Он оснащен брандспойтами и мощными громкоговорителями. Движется на толпу и включает громкую ритмичную музыку. И можете не верить, но люди реально начинают танцевать.

Еще один классический прием работы с толпой – деанонимизация. Ведь я уже сказал, что толпа притягательна тем, что растворяет наши личности. И мы иногда совершаем такое, что нам и в голову бы никогда не пришло, будь мы одни или в компании близких людей. И важно разрушить эту анонимность, вернуть людям их личности. Я всегда привожу студентам два примера.

Первый – из Ильфа и Петрова, помните, когда толпа на улице собирается бить Паниковского. Что делает Остап Бендер? Надевает какую-то псевдомилицейскую фуражку и проникает в ядро толпы: «Что тут у нас, товарищи? Преступник, все ясно, давайте запишем свидетелей – имя и фамилию ваши, пожалуйста».

И все – толпа сразу рассеивается! А еще более классический пример – из Евангелия, когда Иисус Христос вступается за блудницу, которую собираются побить камнями. Ведь с психологической точки зрения это очень трудный для него момент.

Поддержать толпу, сказать – бейте? Ага, а кто тут у нас проповеди о человеколюбии читал? Сказать «не троньте» – ага, так ты, значит, блуд поддерживаешь! Его ответ гениален. Он говорит: «Кто без греха, пусть первым бросит в нее камень». Он возвращает личность каждому в толпе, заставляя людей задуматься о собственных прегрешениях. Это и есть деанонимизация.

Зависит ли поведение толпы от ее состава?

А. Н. : Если в толпе есть женщины и дети, то выше вероятность ее превращения в паническую. Это когда люди в ужасе бегут, не разбирая дороги, буквально по головам друг друга, только бы из этой самой толпы выбраться. Женщины и дети первыми поддаются панике, они в этом смысле более чувствительны.

И увлекают за собой остальных: дело в том, что звуки высоких тонов являются паникопродуцирующими. Например, когда калмыцкая конница неслась в атаку и визжала, это производило на врага гораздо более сильное воздействие, чем мужественное басовитое «ура». И для работы с людьми в состоянии паники обязательно нужен низкий, мужской голос.

А если в толпе возникает женский визг – это, конечно, сразу повышает риск паники.

Методы работы, о которых вы упомянули, хороши для организаторов массовых мероприятий или сотрудников спецслужб. А что важно знать обычному человеку, который оказался в толпе?

А. Н. : Обычному человеку важно понять, как он из толпы сможет выбраться. Хорошо, например, найти себе какой-то ориентир – здание, памятник, приметное дерево – и понемногу продвигаться в его направлении. Толпа движется волнообразно и хаотично, но если постоянно держать направление на свой ориентир, то вы наверняка до него доберетесь.

Но самая важная вещь – представлять себе, что вы находитесь на работе. Это непросто, но если это удается, то вы защищаетесь от любых эмоций, которыми заражает толпа всех своих участников. Я давно изучаю поведение и психологию толпы и отслеживаю публикации.

И могу вам сказать, что не описано ни одного случая, когда бы во время стихийных бедствий или социальных потрясений – когда как раз и образуются панические толпы – в панику впадали медики, пожарные или спасатели.

Это не значит, что все они бодряки и красавцы, им может быть очень тяжело, но они делают свою работу, и эта психологическая установка оказывается важнее. Знаете, однажды я стоял на балконе пятого этажа с десантником, совершившим больше сотни прыжков с парашютом. И он вдруг признался, что боится смотреть вниз: кружится голова.

Я подумал, что это шутка, но оказалось, совсем нет. И впоследствии я много раз с такими вещами сталкивался: психологическая установка оказывается важнее любых страхов и других эмоций. «Я делаю свою работу – и все остальное отступает».

Толпа окказиональная – это когда что-то случилось, например авария на улице, и зеваки собираются посмотреть.

Толпа конвенциальная – это митинг, демонстрация, люди на стадионе перед началом матча: они все собрались с какой-то изначальной целью, но образовали толпу, а у толпы нет единой общей цели и позиционно-ролевой структуры. У нее общее эмоциональное состояние.

Экспрессивная толпа – это, например, рок-концерт или большое скопление истово молящихся. Ее крайнее проявление – толпа экстатическая. Есть агрессивная толпа, которая как раз готова что-нибудь разрушить или оторвать кому-нибудь голову. Естественно, это самый опасный случай.

Источник: http://www.psychologies.ru/self-knowledge/behavior/psihologiya-tolpyi-i-povedenie-v-tolpe-kak-myi-mojem-sebya-zaschitit/

Демофобия

Многоликость фобий не перестает нас удивлять, и большинство людей действительно не понимают, чем страшен, например, чайный стакан, или шнурки белого цвета. Но имеются страхи, которые, хотя и не разделяемы большинством, но вполне могут иметь разумное объяснение. В эту условную категорию относится демофия.

Само название заболевания образовано благодаря двум греческим словам. Это всем известное «фобос», что значит страх, и «демос», обозначающее много народа, толпу. Больной демофобией испытывает навязчивый, сильно выраженный страх толпы, когда в одном месте собирается слишком много людей.

Это понятие также по смыслу сочетается с такой боязнью, как агорафобия.

Человек, страдающий этой фобией, испытывает иррациональную боязнь, если находится в толпе, или просто наблюдает со стороны большое скопление людей. Например, это могут быть митинги, концерты, и прочее.

Не смотря на то, что такой индивидуум прекрасно знает, что нет ничего опасного, и перед ним обычное социальное мероприятие, причем, довольно интересное, — он все равно старается держаться как можно дальше от подобных ситуаций, и уж тем более, никогда не станет участником демонстрации, карнавала, не пойдет на стадион посмотреть спортивный матч.

Если событие ему интересно, то он в лучшем случае, посмотрит это в телевизионных новостях. Скопление людей для него явление крайне отрицательное, независимо от причины.

Демофобия относится к специфическим страхам, и, как правило, таким психическим расстройством страдают в основном, жители больших городов.

Свое негативное влияние оказывает вечно загруженный общественный транспорт, когда часы пик длятся практически, почти круглые сутки.

На шумных улицах никогда не стихает движение, и нередко по телевизору объявляют о террористических актах, унесших жизнь многих людей. Эти, и многие другие факторы создают предпосылки для развития демофобии.

Признаки демофобии

У всех фобий, имеющих отношение к пространству, имеются одинаковые признаки, благодаря которым можно понять, что перед вами человек, страдающий фобическим страхом. Во время приступа заболевания человек ощущает внезапные признаки удушья, нарушается ритм сердца. Может резко понизиться, или наоборот, подскочить артериальное давление.

Также для фобии характерно обильное потоотделение, тошнота, головокружение. Могут дрожать конечности, возникает сильная слабость. Нередко в таком состоянии человек перестает адекватно воспринимать действительность, не понимает, где находится.

В этот момент больной не в состоянии как-то повлиять на ситуацию, так как страх буквально держит его в плену.

Если заболевание выражено в более слабой форме, то больной способен собрать всю свою силу воли, и удалиться из опасного для него места, до того, пока фобия проявится в полной мере. Человек может найти спокойной уголок, где уединившись, принимает успокоительное средство, и после этого продолжает свой путь.

 Причины возникновения демофобии

Психологи считают, что демофобия, в отличие от многих других фобических страхов, может возникнуть не только далеком детстве, благодаря сомнительным ситуациям, но и тогда, когда человек стал взрослым.

К примеру, иррациональный страх часто вызван реальной причиной, когда с человеком произошла неприятность во время нахождения в толпе, и он довольно серьезно пострадал, в физическом или материальном смысле.

В некоторых случаях больной испытывает страх не только перед толпой, но и перед людьми вообще. Интересно, что демофоб по-своему воспринимает большое скопление народа.

Для него это не отдельные личности, с которыми можно контактировать, найти общий язык.

В восприятии больного это серая масса, совершенно безликая, которой невозможно управлять, что-либо объяснить, и это явление не несет в себе ничего положительного, кроме явной угрозы и неприятностей.

В некотором смысле, боязнь толпы является обычным инстинктом самосохранения. Наверное, в определенных ситуациях толпа действительно может нести в себе определенную опасность, например, когда царит всеобщая паника и неразбериха.

Например, если имеет место теракт, то люди не в состоянии контролировать свое поведение.  Стремясь спасти свою жизнь, никто не думает о тех, кто в это время оказывается рядом.

Но совершенно иная ситуация, если данная фобия не позволяет отправиться в супермаркет за покупками, потому что там много народу.

Лечение демофобии

С демофобией можно попытаться справиться самостоятельно, если конечно, болезнь не зашла далеко. Следует начать с того, что перестать бывать в многолюдных местах. Но подобная ситуация означает, что человеку придется ввести в свою жизнь определенные ограничения.

Придется отказаться от походов на концерты, в театры, не посещать стадион, когда идут различные культурные развлечения. То есть, вести образ жизни затворника и домоседа. Такой вариант решения проблемы подходит далеко не всем.

В противном случае, придется собрать всю свою волю, и побороть боязнь толпы.

На первый взгляд, конечно, все это покажется сложным.  Но если начать с малого, и зайти в небольшой магазинчик, то можно достичь первоначально поставленной цели. Прежде чем пойти в магазин, необходимо приготовить список покупок.

Такой подход позволяет сосредоточить свое внимание на тех вещах, что вы намерены купить, а толпа уйдет на второй план. Еще одна полезная хитрость – это наличие при себе небольших отвлекающих предметов, например, можно взять с собой плейер, таким образом, окружив себя своим собственным миром.

  Через некоторое время, когда посещение маленьких магазинов буде проходить абсолютно спокойно, можно отправиться в большой торговый центр. Разумеется, только самолечением ограничиваться нельзя.

Демофобия хорошо лечится психотерапевтическими методами, широко используется когнетивно-поведенческая терапия. Иногда, чтобы уменьшить тревожность, врач назначает успокоительные препараты.

Источник: https://www.psyportal.net/5298/demofobiya/

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть